17:47 

Фанф (повесть) про Кайдзи

Mary_zawa
Фанфик
Название: Турбулентность
Автор: Mary_zawa
Бета: она же
Фэндом: Кайдзи
Дисклеймер: Данное произведение создано НЕ с целью получения прибыли и может быть использовано только на некоммерческой основе. Все права на персонажей принадлежат Фукумото Нобуюки.
Рейтинг: PG
Тип: джен
Размер: миди\макси
Жанр: азартные игры, мафия, приключения, деньги, долги; экшн, смарм
Состояние: закончен
Персонажи: Кайдзи, Хёдо и несколько придуманных автором фика (ОС)
По соответствию исходному произведению: не-AU, в характере
Саммари: Кайдзи подставили, и он оказался должен доселе неизвестному человеку огромную сумму денег, которую нужно добыть за ограниченное время.
Фанфик о верной дружбе и о том, как меняются с годами люди.




Глава 1
Тип на «харлее»

Дождь лил, как из ведра, и шумел не хуже, чем толпа болельщиков на скачках. Кайдзи лежал на тахте, подложив руки под лохматый затылок и глядя в потолок. Заняться в такую погоду было совершенно нечем, а просто курить и смотреть в окно уже порядком надоело. Мысли в голове слонялись невесёлые.
«Вот чёрт! Почему мне вечно не везёт? Стоит у меня появиться деньгам – и их тут же смывает, как будто ливнем. Ну зачем, зачем я ставил вчера на Вороную Стрелу, да ещё и сразу все сбережения? Зачем вообще пошёл на скачки? Мог бы сидеть дома, смотреть телик… Впрочем… блин! Телик же сломался! Вот почему я пошёл на ипподром, хотя тоже был дождь, и я промок до нитки. Вообще-то, кроме телика из домашних развлечений есть ещё чтение, но недочитанную интересную книгу я накануне забыл в метро. Пошёл искать, не нашёл, разозлился – а тут это объявление про скачки подвернулось… И на следующий день я был уже там».
Кайдзи зажмурил глаза и в отчаянии застонал. Хотелось залепить самому себе оплеуху или даже устроиться на нормальную работу. Чтобы раздать наконец все долги и завязать с играми. Навсегда.
Но разве такое возможно?..
За стеной возилась старушка, которая сдавала Кайдзи комнату в своей квартире почти даром – потому что он напоминал её внука, Сабуро. Частенько бабуля начинала всерьёз считать, что Кайдзи и есть Сабуро, называла его этим именем и кормила домашними вкусностями. Молодой человек не возражал. В последние дни ему везло, он съел невероятное количество различных блюд и даже немного потолстел, но вчера старушка вдруг вспомнила, что Кайдзи ей совсем не внук, отказалась его угощать и чуть не силой стала гнать идти работать. Бездельник опасался, что сегодня повторится то же самое, поэтому не рисковал заходить к квартировладелице, предпочитая уныло лежать на тахте и ругаться сквозь зубы.
Надо найти работу. Надо. Чёрт, почему же я ни на одной не могу надолго задержаться? Отовсюду вылетаю через пару месяцев. Одно слово – отброс. Ч-чёрт!
Кайдзи вытащил из-под головы левую руку, и подтянул к себе газету, пробежал взглядом список вакансий. Все они, как обычно, делились на два типа: «Д» - «дурацкие» и «Н» - «неплохие, но меня туда не возьмут». Последние вызывали у Кайдзи уныние.
«Все говорят, что я неудачник. Вот и правильно говорят, похоже. После школы приехал покорять столицу – и вместо взлёта рухнул вниз, на самое дно, в шахту здешнего «лифта социальной мобильности».
Судьба в наших руках. А что делать, если руки-крюки, счастье вечно выскальзывает из них и разбивается вдребезги?»
Кайдзи посмотрел на изуродованную шрамами руку и начал шарить взглядом по комнате в поисках перчаток. Лучше уж смотреть на белую ткань, чем на следы собственного позора.
Однако перчаток нигде не было.
Кайдзи отшвырнул газету, резко поднялся с тахты и занялся их поисками.
«Всё лучше, чем лежать, предаваясь невесёлым размышлениям», – решил он сердито.
Маленькая комната была завалена мусором. Пакетики из-под чипсов, пивные жестянки, прожжённая зелёная рубашка, в которой когда-то сражался против Итидзё в патинко – всё это напоминало Кайдзи о бренности существования и бессмысленности жизни. Купил – съел, выиграл – потратил… Надолго ли остаётся в душе послевкусие победы, если за нею снова следует серая хмарь неблагодарных, пустых дней?
Кайдзи наступил на один из пакетиков, и тот ответил противным хрустом. Кажется, чипсы в нём ещё оставались. И ими можно было бы на время заглушить голод – но теперь они превратились в бесполезную труху, которой легче подавиться, чем насытиться.
Ещё одна упущенная возможность, пусть маленькая, но когда подобные мелочи следуют одна за другой – всякий хоть ненадолго потеряет запас оптимизма…
Кайдзи пнул сломанную зажигалку, собрал все банки, обёртки и прочую лажу в дырявую рубашку и завязал её в узел. Надо выкинуть из жизни весь мусор, тогда освободится место для чего-то нового, хорошего.
Нормальные перчатки он так и не нашёл – только одну старую, посеревшую от грязи, причём на правую руку. Чертыхнувшись, парень вывернул её наизнанку и натянул на левую кисть. Всё в жизни идёт через задницу. Постоянно. Да почти всегда! А если даются шансы измениться к лучшему – не хватает силы воли их использовать.
Вот например рубашка. Он прожёг её, когда задремал с сигаретой. Хорошо ещё, что вовремя проснулся, а то так бы и сгорел – глупо и бесславно. По сути, это был хороший повод бросить курить – но Кайдзи легкомысленно его проигнорировал. То же с передачей про рак лёгких: послушал, испугался, посчитал количество окурков в своей пепельнице и затянулся с горя новой порцией отравы. Слабак. Что ещё скажешь? Никакие передачи, проигрыши и долговое бремя не отвадят его от курения, азартных игр и любви к безделью. Какой уж есть, ничего не попишешь.
Брошенная газета валялась на полу, являя взору Кайдзи заманчивую рекламу грядущего авиапраздника. Парень задумчиво почесал голову.
Интересно, можно ли заработать на авиашоу? На самолёты я ещё не ставил… Блин, о чём я говорю?! У меня нет ни иены. После вчерашних скачек я на нуле. Есть, правда, пара мелких банкнот в копилке, но это уже на самый-самый-самый крайний случай. Подарить мне копилку само по себе было издёвкой. Не умею я копить деньги! Не умею и не умел никогда. В детстве родители давали мне на карманные расходы сразу на месяц, а я вечно тратил всё в первые же несколько дней – на себя, на друзей – и потом ходил оставшиеся недели без копейки. Друзья не всегда покупали мне что-то из своих сбережений, но я не огорчался. Мне казалось, что раз я делаю добрые дела – это уже само по себе хорошо и правильно…
А было ли это на самом деле добром? Где сейчас все эти люди? Те из них, кто тоже живёт в Токио, в большинстве своём видеть меня не хотят… Выходит, щедрость пуста и бесполезна? Но я ведь был так счастлив радовать друзей… Как весело мы поглощали купленные мною на всех сладости, как катались на аттракционах! Было о чём вспоминать весь оставшийся месяц!
Авиашоу. А ведь человек похож на самолёт! Чтобы взлететь на какую-то жизненную высоту, ему нужна определённой длины и гладкости взлётная полоса. Если полоса слишком коротка или плохого качества, можно не взлететь совсем или – ещё хуже – взлететь и разбиться… Авария может также произойти из-за ошибки пилота…
Что же насчёт меня? Быть может, в моих неудачах виновен не только я сам, «пилот» «самолёта» своей жизни? В строительстве моей «взлётной полосы» ведь принимали участие и родители, и учителя, и друзья/враги, и само государство. Кто виноват, что родители воспитали неправильно, учителя не привили интереса к своим предметам, друзья не остановили, когда пошёл по скользкой дорожке, а с экономикой страны неизвестно что творится?..
Глаза Кайдзи непроизвольно наполнились слезами, и он протёр их правой рукой – той, на которой не было грязной перчатки. Хорош обвинять всех и вся! Каждый сам в ответе за свои поступки, нечего сваливать вину на других.
Когда в школе говорили, что Ито Кайдзи – умный, но ленивый, нужно было не гордиться первым качеством, а пытаться исправить второе.
Когда отец ушёл из семьи, надо было искать подработку, а не связываться с плохой компанией и приобщаться к азартщине в надежде выиграть сразу много денег.
Ну, а государство обвинять в своих бедах тем более глупо. В Японии живёт почти 130 миллионов человек, и многие из них справляются с последствиями экономического кризиса вполне успешно…

Клетчатая рубашка смотрела на Кайдзи двумя прожжёнными дырками, в которых серебрились пустые жестянки. Парень запнул её под стол, потом выругался и вытащил обратно. Если решил изменить жизнь к лучшему – надо начинать прямо сейчас. Сходить выкинуть мусор, а не перепинывать его по комнате ещё неделю. Выбрать наиболее приемлемые вакансии из списка «Д» и поговорить с работодателями сегодня же, а не когда совсем припрёт отсутствие денег. Как раз дождь кончился.
Кайдзи надел синюю олимпийку, обулся, взял мусор, газету и вышел из дома. Ливневая канализация не справлялась, и по улицам текли целые реки. Вода мгновенно проникла в кроссовки парня через дырки для шнурков и даже прямо через верх, джинсы снизу промокли и потемнели. Стало сыро, холодно и неуютно.
«Как я пойду устраиваться на работу в таком виде? – заныла в Кайдзи та часть его существа, которая вечно требовала жалости к себе, но не собиралась ничего делать, чтобы хоть чего-то добиться. – Были светлые джинсы – стали грязные. Мокрыми ногами наслежу в кабинете работодателя. Ещё и олимпийку на локте зашить забыл. Скажут, бомж какой-то. Сто процентов не возьмут. Лучше завтра приведу себя в порядок да посуху и схожу на собеседование. Синоптики вроде обещали прекращение осадков».
«И правда, что ли», – поддался на внутренние уговоры Кайдзи и, выкинув узел с отбросами, двинулся по лужам куда глаза глядят, чувствуя себя рассекающим воды кораблём.
На одной улице в миллиметре от Кайдзиной головы пролетел выпавший из какого-то окна горшок с цветами. Парень запоздало вздрогнул и чертыхнулся. Небольшое изменение траектории – и устраиваться на работу стало бы уже некому.
Происшествие с горшком повернуло мысли бездельника в весьма продуктивном направлении.
«Я зря обвиняю свою судьбу в несправедливости. Она ведь в который раз спасает меня от гибели! В решающие моменты – во время игр с мафией, или когда я уснул с зажжённой сигаретой, или сейчас вот, например, – птица-удача выносит меня из когтей смерти на своём хвосте, а потом улетает, предоставив телепать дальше по жизни самому. Разве это не лучшее доказательство того, что фортуна любит и хранит меня, просто добиваться социального и материального благополучия я должен сам, не уповая на высшие силы?..»
Сделав лихой вираж, перед Кайдзи остановился бритоголовый тип на огромном чёрном мотоцикле. На куртке у него красовался блестящий значок-самолёт.
– Привет! Куда плывёшь, дружище? Садись на «харлей» – покатаю.
Кайдзи с подозрением отступил на шаг, вытащил руки из карманов.
– Э-э-э… Ты кто? Я тебя знать не знаю. С чего это ты решил меня покатать? Денег у меня нет.
– По тебе видно. – Бритый беззлобно засмеялся, потом подмигнул бродяге. – Да что ты дрейфишь, ничего я с тобой не сделаю. Работу предложить хочу. Садись, покатаемся.
***
Мотоцикл летел по мокрому Токио, обдавая брызгами оказавшихся слишком близко нерасторопных прохожих. В ушах у Кайдзи свистел ветер, перед глазами мелькали улицы и перекрёстки. Скорость захватывала, щекотала нервы.
«Мне бы такой «харлей»! – очарованно вздыхал Кайдзи, крепко держась за бритого типа, чтоб не упасть. – Я завязал бы с играми и выпивкой – гонял бы целыми днями по городу, у-у-ух!»
«А жить ты на что будешь? Бензин на что покупать?» – прошипел в голове голос разума.
«М-м… Я мог бы катать кого-нибудь за деньги… Или развозить почту…Или ещё где-нибудь работать, а ездить в свободное время!»
«Но ты даже водить не умеешь!»
«А разве это так сложно? Выучусь!..»
Окатив водой какого-то очкарика, мотоциклист и Кайдзи подъехали к многоэтажной новостройке, на первом этаже которой располагалось кафе. В него-то новый знакомый и повёл молодого бездельника.
– Выбери себе чего-нибудь перекусить, я сегодня щедрый, оплачу. Решил развлечься, на мотике погонять, одному скучно, а друзья все заняты – вот тебя и пригласил составить компанию. А вообще, я ищу человека, который помог бы с подготовкой к авиашоу. Мне показалось, ты как раз подходящий кадр.
Кайдзи напрягся.
– Почему? И что, в конце концов, делать-то нужно?
Бритый достал пачку сигарет, закурил сам, потом предложил Кайдзи. Тот настороженно взял одну.
«Этот тип мне отчаянно не нравится. Слишком уж он самоуверенный. Просто так подлетел ко мне на «харлее», по городу покатал, сводил в кафе… Даже сигарету взял первым, хотя мог бы сначала предложить мне. Чует моё сердце – не стоит с ним связываться, ох, не стоит!»
Бритый меж тем кинул на стол газету – точно такую же, как лежала за пазухой у Кайдзи.
– Открой на восьмой странице. Авиашоу, слыхал? Так вот, нужен человек, который бы расписывал для гостей праздника сувениры. Ну, всякие там деревянные самолётики и прочую чушь. Рисовать для этого уметь не надо: просто красишь крылья в один цвет, корпус – в другой, шасси – в третий, и готов сувенирчик.
– А с чего вы решили, что я подхожу для такого дела?..
Хозяин мотоцикла, усмехнувшись, дёрнул Кайдзи за длинные растрёпанные волосы.
– Причёска у тебя творческая. А ещё – на футболке написано: «Paint the world» – «Раскрась мир»!
– М-да?
Кайдзи, выгнув шею, уставился на свою могучую грудь, потом застегнул олимпийку под горло.
– И сколько вы мне заплатите за роспись самолётиков?
– Смотря как работу сделаешь. Всё зависит от количества и качества. Ну, скажем, от…
Бритый назвал сумму, и Кайдзи чуть не выронил изо рта недокуренную сигарету.
– Сколько?! За роспись деревянных фигурок – столько?!.. Но это же…
– Не беспокойся, всё честно. Спонсоры у нас щедрые. Да и сувениры мы будем продавать недёшево – навар будет отличный, не грех и заплатить работникам по-человечески.
Кайдзи ткнул окурком в пепельницу, слепо потянулся за предложенной бритоголовым второй сигаретой. Возможность получить большие деньги начинала кружить ему голову.
– А сколько времени нужно работать? И где? Всё легально? Мы заключим договор?
– Восемь часов в день, как положено. Конечно, договор мы заключим. Вот моя визитка. Если не передумаешь – приходи завтра в двенадцать по этому адресу. А теперь давай кушай. Заказ уже принесли, а ты, я вижу, голоден.
***
Новый знакомый, фамилия которого оказалась Нацумэ, подвёз Кайдзи до самого дома. Вышедшая прогуляться хозяйка, увидев, как мокрый, но счастливый парень слезает с мотоцикла, только головой покачала:
– Ох, Сабуро, Сабуро. Только и знаешь, что развлекаться. Лучше бы братьев сходил проведал.
– Схожу, – отмахнулся Кайдзи, у которого никаких братьев в помине не было, и стал прощаться с Нацумэ, но старушка впилась в него, как клещ.
– Нет, Сабуро, на этот раз ты так просто не отделаешься. Выскажу всё, что думаю – пусть тебе станет стыдно перед другом! Ты бездельник и лодырь, который целыми днями занимается неизвестно чем, и даже не стесняется этого! Твои братья работают до седьмого пота, у них даже минутки навестить меня, бабушку, нет, а ты!.. Хоть бы в комнате убрался!
– Я убрался, – огрызнулся Кайдзи. – Можете проверить. Так что не надо меня несправедливо обвинять, тем более при других людях.
Нацумэ помахал на прощание и укатил на своём «харлее», а Кайдзи так и остался стоять почти по щиколотки в луже, весь красный от смущения.
«Чёртова старушка, совсем из ума выжила! Так опозорить меня перед работодателем! Взбрело же ей в голову считать меня своим внуком! Да ещё и нотации читать в неподходящее время!»
В кармане уныло болталась мятая коробка с последней сигаретой. После обеда в кафе Кайдзи был сыт, но денег не было – только те крохи в копилке.
«Подозрительные вещи предлагает этот Нацумэ. Такие деньги первому встречному за копеечную работу – в высшей степени странно. Наверное, придётся делать что-то ещё. Да ну и ладно! Была – не была! Шансы надо использовать, даже такие рисковые. Посмотрим, что это за афера. Меня так просто не обманешь! Попробую заработать на этом скользком дельце, раз им денег не жалко. Всё равно нормальной работы у меня нету и предлагается только какая-то скучная и малооплачиваема ерунда. Пусть и старушка увидит, что я вовсе не такой пропащий лентяй, как ей кажется!»
***
Пока Кайдзи хлюпал туда-сюда по лужам у двери, взвешивая все «за» и «против» новой работы и параллельно перебраниваясь с бабулей, Нацумэ уже летел по улицам далеко от его трущоб. На лице застыла довольная усмешка.
«Отлично. Это точно он. Всё сходится. Живёт по документам какого-то Кайдзи, занимается тёмным делами. Старушке врёт, что работает. А главное – моё предложение его заинтересовало! Всё идёт по плану…»

@темы: Fanfiction, Kaiji, Nobuyuki Fukumoto

Комментарии
2013-08-19 в 17:49 

Mary_zawa
Глава 2
Новая жизнь

На следующий день ровно в двенадцать Кайдзи постучал в дверь указанного в визитке офиса. Ему открыл сам вчерашний знакомый.
– А, это ты! Пришёл-таки? Проходи. Погода сегодня хорошая, не в пример вчерашней, правда? Вот договор, где прописаны все обязанности и остальное. Паспорт твой я вчера видел, но покажи-ка мне его ещё раз. Ито Кайдзи, верно? Год рождения, фото… О’кей, забирай. Читай договор.
Кайдзи сунул документ в карман и углубился в чтение. На первый взгляд никакого подвоха не наблюдалось. Режим работы: семь дней подряд с 9 до 18, обед с 13 до 14. Зарплата: N иен за каждую аккуратно выкрашенную фигурку. Смущало лишь само число «эн»: многовато для раскраски простого сувенира неспециалистом.
«А может, там каждый сувенир размером с настоящий самолёт? Или краски особые – сверхвредные, хоть и чудесно красивые? Или Нацумэ и его компания реально решили сделать доброе дело и помочь паре-тройке отбросов немножко заработать, чтобы подкрасить их безрадостную жизнь?»
Кайдзи задал несколько уточняющих вопросов, на все получил отрицательный ответ, почесал нос, проглядел бумагу на свет. Выходило будто бы чисто: семь дней работы – толстая пачка тысячных бумажек в кармане. Чувствуя, как наличие возможной засады щекочет нервы, Кайдзи достал именную печать и скрепил ею договор. Время покажет, под чем в реальности он подписался, а пока можно надеяться на лучшее…
***
Первый рабочий день прошёл неплохо, а если учитывать, что за него сразу выдали зарплату – то и вообще лучше некуда.
Довольный Кайдзи шагал по вечернему Токио с улыбкой от уха до уха. В правой руке дымилась сигарета, в левой подпрыгивал в такт шагов пакет с покупками: еда, питьё, две пары перчаток и лотерейный билет.
«Вот выиграю в лотерею мотоцикл – буду гонять по улицам не хуже Нацумэ!» – мечтал Кайдзи, жмурясь от счастья. О том, что за выигранный приз надо платить часть его стоимости, парень вспоминать не хотел.
Волосы закидывал на правую сторону ветер с реки. Было сыро, но, в целом, не холодно. Кайдзи купил мороженое и встал у парапета, глядя вниз на рябую, в волнах, Эдогаву. Больше всего на свете он любил такое вот состояние души – когда ощущаешь, что всё, о чём мечтал, у тебя уже есть, а то, чего нету, обязательно будет. Даже азартные игры отходили на второй план перед подобными минутами тихого счастья.
– Кайдзи! Ты ли это? Давно не виделись!
Парень повернул голову и увидел спешащего к нему человека, голубые глаза которого сияли неподдельной радостью.
– Каору!
Школьные друзья крепко обнялись (Кайдзи следил за тем, чтобы не измазать Каору мороженым). Слова лились из уст голубоглазого потоком.
– Как ты? Четыре года в Токио – шутка ли! Кем работаешь? Ого, клёво! А мне надоело искать счастья в нашем захолустье, и я тоже решил рвануть в столицу! Нет-нет, я – учиться! Буду держать экзамены в университет! А помнишь, как мы делали на уроках в школе человечков из жвачки и лепили на стену? А как ты купил на весь класс огромный торт, и мы ели его, заперевшись в кабинете, а учитель думал, что дверь заклинило, и побежал искать, кто выломает замок? Ха-ха-ха! Ты всё такой же, Кайдзи? Такой же, как был в средней школе? В старшей ты вдруг обозлился на весь мир, стал замкнутым, связался с какими-то типами… Но всё ведь уже в прошлом, правда? Трудный период в жизни прошёл? Ты завязал с азартщиной?
– М-м-м, – неопределённо промычал Кайдзи, чувствуя, как колода карт во внутреннем кармане олимпийки жжёт ему бок. Что мог сказать он школьному товарищу? Что устроился на нормальную работу только вчера, и то на семь дней, а до этого перебивался случайными заработками? Что его здесь за человека-то почти никто не считает – так, за мелкий мусор на улицах Токио? Что он влез в долги из-за азартных игр, и с каждой попыткой отыграться утопает всё больше?
Каору меж тем отступил на несколько шагов и критически осмотрел друга, задержав взгляд на левой половине его лица.
– А тебя здесь здорово потрепало! Откуда этот шрам во всю щёку? А с ухом что? Кто тебя так?
– Я сам. Несчастный случай. – Кайдзи прикрыл изуродованную щёку стаканчиком с мороженым, однако вышло ещё хуже: в глаза Каору бросились страшные отметины на пальцах левой руки.
– Кайдзи… Да тебя тут будто на кусочки разбирали… Ты на спор пальцы под «Синкансэн», что ли, засовывал?
– Нет. Говорю же – несчастный случай. И вообще, что ты ко мне пристал, Каору?
Голубоглазый парень растерянно заморгал.
– Я? Пристал к тебе? Если хочешь – я уйду… Четыре года не видел друга, подошёл поздороваться… Я думал, ты рад, надеялся на лучшее, а ты, похоже, как сбился с дороги, так и катишься вниз по наклонной плоскости!
– Неправда. – Кайдзи резко сжал правую, свободную от мороженого руку. – Было время, когда ехал по наклонке, да. Но теперь с этим покончено. Теперь – только вверх, только в светлое будущее. И, если не сложно, не расспрашивай, пожалуйста, про последние четыре года моей жизни. Я всё расскажу тебе, но – позже. Когда окончательно выберусь из этой ямы.
– Хорошо.
Каору примиряюще похлопал Кайдзи по плечу, и друзья детства отправились гулять по улицам. Постепенно напряжение между ними исчезло, Кайдзи успокоился и, так же, как товарищ, начал смеяться на всю улицу, вспоминая весёлые шутки и всякие забавные происшествия из школьной жизни. На душе у него опять стало светло и уютно.
«Хорошо оплачиваемая работа, добрый старый друг… Кажется, жизнь действительно даёт мне возможность стать лучше, даёт разгон моему «самолёту»! И я использую этот разгон, я взлечу, я поднимусь со дна! Хватит барахтаться в грязи! Каору верит в меня. Всё ещё верит, что я не пропащий отброс, а человек, который способен добиться успеха. Я не один. И это – очередной стимул, не сдаваясь, шагать навстречу своей мечте, преодолевая все трудности!..»
Когда совсем стемнело и пришло время прощаться, Каору протянул Кайдзи листочек бумаги с адресом.
– Вот тут я временно поселился. Заходи, если захочешь. Я всегда рад тебя видеть!
– Спасибо, – улыбнулся Кайдзи и спрятал бумажку в карман джинсов. – Обязательно зайду, обещаю.
***
Следующее утро встретило Кайдзи приветливо: не похмельем, воспоминаниями об очередных проигрышах и кучей новых долгов, а запахом кофе и ласковым голосом квартирной хозяйки.
– Сабуро, завтрак готов! Вставай и скорее иди кушать! А то опоздаешь на работу!
– Я сейчас, бабуля, – сонно пробормотал Кайдзи, открыл один глаз и тут же зажмурился, ослеплённый утренним солнцем.
«Что это старушка сегодня такая добрая?» – озадачился он, но, вспомнив события последних двух дней, весело рассмеялся, перевернулся на живот и с удовольствием оглядел комнату.
«Ну, вот и новая жизнь началась! Никакого мусора, всё чисто и красиво. В кошельке – деньги, на столе – завтрак, а вместо противной трели будильника – вежливый оклик бабульки. Ради такого я готов побыть даже Сабуро! Какая, в общем, разница, как тебя называют, если согласны приютить и вкусно кормить каждый день?..»
Кайдзи поднялся, натянул футболку, штаны и новые перчатки, поискал расчёску, но она куда-то запропастилась – волосы пришлось приглаживать руками.
«Ну и фиг с ними, так нормально», – заключил Кайдзи и отправился завтракать. «Счастье в наших руках!» – кричала ему со стены каллиграфическая надпись.
Как, всё-таки, много зависит от статуса человека! Если ты работаешь и прилично зарабатываешь, тебе прощают мелкие грехи и недостатки, например, лохматые волосы («Некогда расчесаться бедняге!»), вечера за выпивкой и картами («Надо же расслабиться!») и даже грубое поведение. Однако стоит потерять своё место – оскорбления в твой адрес начинают сыпаться со всех сторон: ни черта не делаешь, неряха, картёжник, нахал. «Мусор, а не человек. Да о чём с тобой говорить, ты недостоин внимания!» Подобное отношение всегда бесило Кайдзи, как и само общество в целом, но сегодня жизнь улыбалась Кайдзи, и он улыбался ей тоже – ему показалось даже, что всё не так уж плохо устроено.
«Эта подработка закончится – найду другую, не хуже. Деньжат накоплю – рассчитаюсь с долгами. Хорошо б ещё выиграть солидный куш где-нибудь!..»

После завтрака лже-Сабуро прыгнул за неимением мотоцикла на велик и помчал на работу, обгоняя автомобили особо сонных водителей.
– Мамочка, я тоже хочу быть как дядя! – заявил какой-то малыш, указывая на притормозившего перед светофором Кайдзи. Тот помахал ему рукой, подмигнул:
– Расти большой – не будь лапшой!
«На меня даже хотят быть похожими!» – пело сердце.
Парни из мастерской Нацумэ – раскрашивальщики сувениров – поздоровались с вошедшим Кайдзи за руку, девушки приветливо кивнули. Всё было даже слишком хорошо для того, чтобы быть правдой.
«Белая полоса в жизни? Белая! Взлётная! Я наконец-то взлечу над этим вонючим городским дном!»
Кайдзи быстро и ловко раскрасил белым деревянный самолётик, украсил крылья красными точками, символизирующими точками. На другом написал своё имя и циферку «1», взял модельку двумя пальцами за бока и стал изображать над столом фигуры высшего пилотажа. Коллеги засмеялись: «Во даёт!» и принялись его подначивать:
– Кайдзи, сделай «бочку»! А теперь «штопор»! Кайдзи, слетай в буфет за лимонадом! Грузоподъёмности твоего самолёта хватит на то, чтобы отбуксировать стакан кока-колы сюда?
Резко распахнувшаяся дверь ударилась о стену, заставив работников обернуться и застыть на месте. Одна из девушек испуганно вскрикнула: на пороге стояло несколько полицейских.

2013-08-19 в 17:50 

Mary_zawa
– Без паники! Всем оставаться на месте! Не бойтесь – мы вас не тронем. Мы лишь должны задержать наркоторговца Мацуяма Сабуро, который находится здесь под видом художника! Мацуяма-сан, подставляйте запястья для наручников, вы арестованы! Сопротивление бесполезно!
«Ещё один Сабуро! – удивился Кайдзи, оглядывая своих коллег мужского пола. – До чего популярное имя! Но кто же из них Сабуро? Этот Кэнси, этот Мотоки, этот…»
Руки заломили за спину так неожиданно, что Кайдзи даже не успел среагировать. Именной самолётик выпал у него из пальцев, от удара отвалилось плохо закреплённое крыло, оттуда вылетела продолговатая капсула с порошком. Полицейский поднял её, торжествующе продемонстрировал присутствующим.
– Героин, – объявил он.
«Художники», охнув, отступили от задержанного на пару шагов.
– Ни фига себе, – сказал кто-то.
– А на вид такой положительный парень, – покачала головой одна из девушек.
Кайдзи дёрнулся, пытаясь освободиться от наручников.
– Это ошибка! Я не Сабуро! – закричал он отчаянно.
– Успокойтесь, Мацуяма-сан, у нас есть доказательства того, что вы работаете на преступную сеть, занимающуюся распространением наркотиков. Извольте проследовать за нами и ознакомиться со всем подробнее.

Глава 3
Кто платит – тот заказывает музыку

«Вляпался, – уныло думал Кайдзи, шагая за людьми в форме. – Похоже, тот Сабуро, в квартире бабушки которого я поселился, – какой-то наркоделец, и меня кто-то решил выдать за него. Я говорил посмотреть документы и убедиться, что я – Ито Кайдзи, но полицейские лишь посмеялись и сказали, что это фальшивка. Хреновенько получается. Вместо того, чтобы раскрашивать сувениры и зашибать за это бабки, я должен сидеть теперь в следственном изоляторе или другом подобном месте и ждать, пока господа служители закона наконец разберутся, что я не Сабуро, и выпустят на свободу! Вот невезуха! Чёрт! Чёрт!»
Сопровождающие остановились у тяжёлой железной двери.
«Как дверь в пыточную! – пришло в голову Кайдзи, и он зябко поёжился. – Интересно, надолго меня лишат свободы? И какого размера компенсацию я смогу стребовать потом в качестве морально ущерба? Наверняка куда меньше того, что заработал бы у Нацумэ за эти дни! Плюс, когда мою настоящую личность установят, то начнут требовать оплаты долгов, которые на мне висят, а оплатить всё у меня не хватит денег. Значит – труба. Самолёт моей удачи взлетел и разбился. Вот и вся белая полоса, засыпанная чужим героином и собственными долговыми обязательствами!»

Втолкнув Кайдзи в комнату, полицейские заменили наручники прикреплённой к стене цепью с обручем вокруг талии, велели сесть на стул и дожидаться начальника. Парень молча подчинился. Им овладело тупое безразличие.
«Кто бы меня ни подставил – ничего хорошего мне уже не светит. Как Сабуро или как Кайдзи – меня всё равно либо упекут в тюрягу, либо заставят отрабатывать несколько лет. Прощайте, дни беззаботной свободы!»
Несколько минут Кайдзи тихо плакал, положив лоб на ладони, затем снял левую перчатку и уставился на четыре круговых шрама на пальцах. В душе его поднималась волна негодования.
«Героин в модельке самолётика, которую я раскрашивал! Да он наверняка во всех моих модельках! Кому-то выгодно было его туда подкинуть! А может, это был и не героин вовсе, просто соль или мука. Полицейский ведь даже не открыл капсулу, лишь заявил, что там наркотики, а сам я – наркоторговец, и все поверили.
Что же это получается? Копы ворвались в мастерскую, на сто процентов уверенные, что не только задержат «Сабуро», но и найдут у него героин, иначе не стали бы делать громких заявлений. Но я ведь не собирал модельки, только раскрашивал – как, по их мнению, я должен был подкладывать туда наркотики? Да и зачем? Слишком странный способ переправлять зелье покупателям. Если б я по правде торговал героином, придумал бы что-то другое. Засовывать капсулы в сувениры – бред. Значит, всё это дешёвое шоу с задержанием было разыграно нарочно. Но кем и для чего? Имеет ли кто-то целью сделать плохо мне – Ито Кайдзи, или его главное стремление – инсценировать поимку Сабуро, чтобы все подумали, что тот в тюрьме и перестали, скажем, охотиться за ним?»
В комнату вошёл невысокий мужчина в зелёном костюме. На губах его играла усмешка, а глаза смотрели на Кайдзи так, что тот почувствовал, как по спине поползла змейка холода. Таких типов он боялся больше всего.
«Маньяк. Псих или маньяк. Или садист. В любом случае – ненормальный. Что ему от меня нужно? Проклятье! Откуда эти отродья берутся и почему их так много в последнее время в столице? Он не похож на сотрудника спецслужб. Может, его нанял кто-то из моих кредиторов? Но не так много я должен каждому кредитору в отдельности, чтобы у кого-то из них был повод нанимать садиста для выколачивания из меня денег…»
«Маньяк» меж тем прошёл на середину комнаты и встал там, уперев руки в боки.
– Ну здравствуй, Сабуро, – произнёс он, оглядев пленника на несколько раз сверху вниз и снизу вверх. – Давно не виделись. Со времени нашей последней встречи ты отрастил целую гриву волос и заработал кучу шрамов, как и подобает уголовной морде вроде тебя. Меня помнишь?
– Я не могу помнить тебя, ибо вижу в первый и, надеюсь, последний раз в жизни. Я не Сабуро. Меня зовут Кайдзи, и я совсем не уголовник. Ты, похоже, перепутал меня с внуком старушки, у которой я снимаю комнату.
– Перепутал?.. – Мужчина в зелёном костюме презрительно сплюнул. – Да за кого ты меня принимаешь, Сабуро? Твою рожу я узнáю где и когда угодно, пусть даже мы десять лет не виделись. Этот длинный прямой нос, эти чёрные глаза! А эти брови! Думаешь, я не помню, как ты насмешливо вскидывал их, когда вы с дружками нападали на меня по дороге из школы и обчищали сумку и карманы, а я пытался постоять за себя – один против четырёх здоровяков?
По лицу мужчины было видно, что он реально верит в то, что говорит, и Кайдзи ощутил, как его самого начинает потряхивать от смеси ужаса и возмущения.
«Этот псих всерьёз решил, что я – хулиган, который в далёком прошлом отбирал у него-маленького деньги, еду и мелкие ценности, и теперь, похоже, собирается мне отомстить! Вот шизик! Если он не может даже сообразить, что я – не Сабуро, а совершенно другой человек, чтó меня ждёт в этих застенках? И почему полиция не видит, что он – псих, а я – невинная жертва? Полагаю, это ненастоящая полиция – просто переодетые прислужники психа. Но если он их нанял – значит, денег у него куры не клюют. Кто он? Член мафиозной структуры? Вор, укравший много денег и решивший свести старые счёты со всеми, кого ненавидел в детстве? Действует он сам по себе или выполняет чьи-то указания?..»
– Неужели ты не помнишь меня, Мацуяма Сабуро? Моя фамилия Ямада.
– Ещё раз повторяю: я тебя не знаю! Зачем ты устроил весь этот цирк с наркотиками в сувенирах? Ведь своего «Сабуро» ты мог изловить и без лишнего шума! И где Нацумэ-сан, который принимал меня на работу в мастерской? Он подтвердит тебе, что я – Ито Кайдзи, а никакой не Мацуяма Сабуро!
Ямада расхохотался.
– Нацумэ хочешь увидеть? Пожалуйста! Позовите сюда Нацумэ-сана.
– Ч-что?.. – зрачки Кайдзи расширились. – Неужели они заодно? Или Нацумэ тоже в плену у Ямады? Ч-чёрт!.. Ситуация из ранга «очень плохая» переходит в ранг «отвратительная»! Что же этот псих со мной сделает?
В комнату вошёл Нацумэ – без кандалов и охраны, такой же самоуверенный и наглый, как в тот дождливый день, когда подкатил к Кайдзи на «харлее».
– Утро доброе, работничек. Как поживаешь, как дела? Хорошо ли отдохнул вчера с получки? А телевидение уже репортаж готовит.
– Какой репортаж? – Кайдзи угрюмо звякнул цепью о спинку стула. Ему хотелось либо убежать отсюда со всех ног, либо встать и надавать Нацумэ по бритому черепу, а Ямаде – по гладкой роже. Но увы – стальное кольцо крепко держало парня на безопасном от обоих расстоянии, да и лжеполицейские стояли тут же, рядом, готовые в любую минуту прийти на помощь господам. Оставалось только покрепче скрестить на груди руки, чтобы не так дрожали.
– Репортаж о задержании в мастерской наркоторговца. – Нацумэ закурил сигарету и выпустил в сторону пленника целое облако дыма.
– Репортаж? Его покажут по телевизору?
– Ну конечно! Люди любят посмотреть на работу спецслужб. А ещё они любят громкие скандалы. Этот маленький видеосюжетец привлечёт дополнительное внимание к авиашоу.
«Моё задержание покажут по телику! Значит, друзья, может быть, увидят репортаж, узнают меня… И что? Попытаются ли они меня спасти, разыскать, где я? Вряд ли. Те, с кем я знаком недавно, могут поверить в дезу. А кто не поверит – тоже вряд ли станет искать. Решат – «полиция разберётся». Полиция. Как же! Если Ямада и Нацумэ не боятся посылать видео с камер наблюдения в редакцию новостей токийского телевидения и переодевать своих людей полицейскими – у них наверняка везде есть связи. Я пропал. Меня отсюда не выпустят. Быть может, это даже последний день моей жизни! А потом этот псих Ямада обнаружит, что настоящий Сабуро жив и на свободе, хмыкнет: «Вот блин! Ошибочка вышла!», поймает настоящего внука бабульки тоже. Но я к тому времени давно уже буду уже мёртв!..

2013-08-19 в 17:51 

Mary_zawa
Да, Ямада явно ненормальный. Но неужели Нацумэ – такой же? Он ведь принимал меня на работу по настоящим документам! И я ставил в договоре свою именную печать-подпись! Неужели Нацумэ так легко поверил заявлениям Ямады, что я – наркоторговец Мацуяма Сабуро? Легко же оклеветать человека! Что там я писал на самолётике, в котором обнаружили героин? «Кайдзи-1»? Вот именно: Кайдзи один! Я один как перст в этой темнице и никто меня не защитит. Им так нужно поймать Сабуро, что они даже и мысли допустить не хотят, что похожий на искомого человек – не тот! Мало ли в Токио, да и вообще в Японии, молодых мужчин с моей комплекцией и похожими чертами лица? Может быть, настоящий Сабуро давно уже вертит свои делишки в другом городе и вообще в другом регионе, где-нибудь на Хоккайдо или Кюсю, если не на Окинаве!»
Кайдзи зажмурился и до боли закусил губу. Спокойно, спокойно. Надо попытаться образумить если не психа, то хотя бы работодателя. Он тоже тип ещё тот, но вроде вменяемый!
– Нацумэ-сан, ведь я заключил с вами договор, вы смотрели мои документы! Разве вы не видите, что меня выдают за другого? Если вам так важен сюжет про наркотики для подогрева интереса к авиашоу – ну запустите вы его в эфир, но меня-то освободите наконец! Я не Сабуро, я Кайдзи!
Нацумэ сделал большую затяжку, бросил окурок прямо на пол, растёр подошвой. На лице его, как всегда, сияла наглая улыбка.
– А мне фиолетово, как тебя зовут – веришь, нет? И подлинность твоих документов меня тоже волнует мало. Это видел? – работодатель помахал перед носом Кайдзи пачкой банкнот. – Ямада-сан заплатил мне достаточно для того, чтобы забить на твою жалкую личность. За такие деньги я готов признать тебя хоть пингвином.
– Сволочь!
Кайдзи молниеносным движением выбил из пальцев не ожидавшего Нацумэ иеновые бумажки, поймал две из них на лету и попытался разорвать. «Полицейские» накинулись на узника, скрутили, приковав кисти к спинке стула, а напоследок врезали по лицу. Ямада захлопал в ладоши.
– Узнаю твои повадки, Сабуро! Даже будучи прикованным цепью, ты продолжаешь тянуться за деньгами, пока руки свободны!
Кайдзи смотрел на мучителей ненавидящим взглядом, из носа стекали струйки крови.
«Мерзавцы! Вот падаль!.. Один так хочет выместить свои детские обиды, что ему даже почти не важно, на ком их вымещать – главное, назвать человека «Сабуро» и вдосталь над ним поглумиться, для второго два-три десятка банкнот важнее, чем жизнь и здоровье невиновного человека…
Знал же я, что не стоит связываться с подозрительным типом на «харлее» - зачем связался? Клюнул на деньги, как дурак… «Шансы надо использовать», «Риск – дело благородное»… Тьфу! Думать же надо, когда стоит рисковать, а когда лучше сказать «пас» и пройти мимо…
Думать надо? Я думал. Но кто ж знал, что так получится! Я полагал, раскрашивать фигурки – легальная часть работы, а есть ещё какая-то мелкая нелегальщина, но чтобы вот так – раз – и в цепи, окрестить чужим именем, навесить чужие грехи… За что?!»
– Я попался тебе случайно или ты специально выследил именно меня, чтобы предложить работу? – спросил Кайдзи у Нацумэ. – Вам ведь, похоже, всё равно, кто будет играть роль Сабуро – был бы мальчик для битья.
– Выследил, конечно. Вернее, Ямада-сан предложил подловить именно тебя и заманить работать в мастерской. Мне нужен был небольшой скандальчик для рекламы авиашоу, и господин Ямада любезно предоставил мне человека – т.е. тебя – и план инцидента… Получилось просто шикарно, не находишь?
– Не нахожу. С чего ты решил, что я соглашусь на подозрительную работу?
– Потому что ты прохвост. Ямада-сан описал твои повадки, и я сразу решил, что на высокую зарплату ты клюнешь. У тебя ведь ни гроша за душой.
– Откуда такая подробная информация обо мне?
– Камеры. – Вмешавшийся в диалог Ямада гаденько улыбнулся. – Мои люди давно уже установили камеры в квартирах твоих братьев и бабули, и когда ты объявился и стал жить у старушки, я сразу это засёк. Так что я в курсе всего, чем ты в последние дни дома занимался.
– Значит, ты видел, что я вовсе не закладывал наркотики в капсулы, а ел, спал и валялся на диване. Будь я наркоторговцем или уголовником – зашибал бы хорошие бабки и не подумал бы устраиваться ко всяким там Нацумэ, у которых только и есть, что крутой мотоцикл и продажная душонка!
Устроитель авиашоу презрительно скривился.
– Вмажьте ему ещё пару разиков – может, вспомнит хорошие манеры и станет повежливее. Вот так, отлично. А теперь слушай меня внимательно, Сабуро, Кайдзи или как тебя там! Продаёшь ты наркотики или бездарно валяешься на диване целыми днями меня волнует так же мало, как твоё имя. Я покатал тебя на мотоцикле просто потому, что гонять вдвоём по мокрым улицам веселее. В кафе пригласил, потому что там было удобнее общаться. А часть зарплаты в первый же день тебе выдать – идея Ямады-сана.
– Позволить тебе повеселиться последний денёчек беззаботной жизни! – хмыкнул Ямада, подошёл к связанному Кайдзи и расстегнул на нём олимпийку. Во внутреннем кармане обнаружились паспорт, печать в четыре причудливо сплетённых иероглифа – «Ито Кайдзи», остатки вчерашней получки и лотерейный билет. Ямада сунул к себе документ и печать, деньги отдал Нацумэ, а билет бросил на пол и продолжил осмотр карманов узника. В кучу полетели зажигалка, сигареты, ключи и замусоленная колода карт.
– М-да, не густо у тебя с личным имуществом, Сабуро, ну да ладно. ТЫ ещё отдашь мне всё, что задолжал за годы школьных унижений!
– Я не Сабуро и не унижал тебя. Это ты поймал меня и, на пару с Нацумэ, унижаешь вот уже полчаса. Почему ты не мог отомстить этому Сабуро сразу, в школьные годы? Зачем было ждать десять лет, за которые даже внешность мучителя подёрнулась дымкой в твоей памяти?
Ямада вытащил тысячеиеновую банкноту, плюнул в лицо изображённому на ней человеку.
– У меня не было денег. Обычная причина, по которой те или иные мечты долго, а то и никогда не воплощаются, верно? Почти всю свою жизнь я был гол как сокол, никто не хотел защищать бедного забитого оборвыша вроде меня. Ты же с друзьями кошмарил всю школу, забирая у тех, кто меньше и слабее, всё, что можно было съесть или перепродать, а если кто-то жаловался родителям, ему потом доставалось втрое больше. Да что ты притворяешься, будто ничего не знаешь?
– Потому что я не Сабуро.
– Ну что ты как попугай: «Я не Сабуро, я не Сабуро»! Загипнотизировать меня хочешь?
– Это тебя кто-то загипнотизировал. Если ты всю жизнь был бедняком, откуда у тебя теперь столько денег? На кого ты работаешь?
– Ни на кого, только на себя! С тех пор, как умер двоюродный дедушка, завещавший мне целое состояние, жизнь моя круто изменилась! Я наконец-то смог уволиться с грязной работы, купить нормальный дом и нанять людей, чтобы отыскать всех своих былых мучителей и расквитаться с ними!
Кайдзи поморщился, отёр кровавые дорожки на лице о плечо.
– Хреновых же ты сыщиков нанял, Ямада, если они даже не смогли найти настоящего Сабуро. Появились деньги – вложил бы их в дело, а не тратил на сведение старых счётов.
– Не тебе советовать, что мне делать! – взвился Ямада, сверля пленника ненавидящим взглядом. – Расквитаюсь с вами, гадами – займусь бизнесом. А деньги, потраченные на розыск и поимку тебе подобных, не пропадут: я вытрясу их из вас обратно!
Последняя фраза, как ни странно, заронила в сердце Кайдзи надежду. Сочетание «вытрясу деньги» прямо противоположно сочетанию «убью на месте». Значит, жизнь ему пока что сохранят. Уже везение. А если ещё и отпустят на свободу, чтобы эти деньги добыть – то и вообще отлично. Можно будет попросить чьего-нибудь заступничества, или попробовать всё же заявить в полицию, или – если удастся – смыться из Токио и залечь на дно, пока Ямада не отыщет себе другого Сабуро – лучше всего настоящего!
– В общем, если ты, мразь, забыл, что именно отнял у меня за школьные годы, я тебе сейчас напомню: у меня тут всё записано! К тому же, я уже перевёл вещи, физические и моральные унижения в денежный эквивалент, а отобранные деньги пересчитал на нынешние с учётом инфляции, к полученной сумме добавил всё, что потратил на то, чтобы выследить и сцапать тебя, а также гонорар Нацумэ… В общем, на данный момент ты должен мне 2 миллиона 525 тысяч 457 иен!

2013-08-19 в 17:51 

Mary_zawa
– Сколько?!
Сердце Кайдзи совершило двойной кульбит в груди и забилось глухо и отчаянно.
«Два с половиной ляма! Но это же сумасшедшие деньги! Где я возьму такие, если у меня лишних двухсот тысяч не нету раздать все долги?! Игры? Где можно такую сумму выиграть?.. Чтобы играть, например, в казино, нужен первоначальный капитал, а у меня даже последнюю мелочь Ямада вытащил. Искать людей Хёдо и пытаться сорвать куш в его кровавых забавах? Чёрт, чёрт, как мне всё это не нравится! Какой-то уголовник Сабуро должен Ямаде 2,5 миллиона иен, а я вынужден отдавать его долги! Кто бы мои отдал!
– А если я не выплачу такую сумму?
– Не выплатишь?! Значит, будешь отвечать перед законом по всей строгости. Вот документ о том, что ты должен мне 2 525 457 иен. Освободите ему руку, пусть поставит отпечаток своего пальца. И, раз уж ты живёшь по документам некоего Кайдзи, от его лица и подписывай.
– Ну нет! Раз я Сабуро – то и подписываться буду как Сабуро! – чёрные глаза Кайдзи засверкали. – Что за ерунда-то?
– Ты же утверждал, что ты не Сабуро, а как дело о деньгах зашло – сразу и сознался, лишь бы нынешнюю личину не портить! Документы на фамилию Мацуяма наверняка давно сгорели в костре или исчезли в водах Эдогавы, а вот новые твои, на фамилию Ито, как погляжу, вполне действительны! Пиши на свободной строчке: «Я, Ито Кайдзи…»
– Я не буду это писать! Я ничего тебе не должен!
– Так Кайдзи ты или Сабуро?
– Кайдзи конечно, я тебе об этом уже 125 раз говорил!
– Тогда пиши: «Я, Ито Кайдзи, подтверждаю, что должен господину Ямада Тэцуо 2 525 457 иен…»
– Но я ничего не должен тебе! Должник – Сабуро!
– Ты и есть Сабуро. А раз живёшь сейчас по документам Кайдзи – от этого имени и пиши. Твой паспорт останется со мной на весь тот срок, пока ты будешь искать деньги, так что, если раздобудешь документы на новое имя, по фото тебя всё равно можно будет идентифицировать. Вот мой нотариус. Он подтвердит действительность договора и твою личность, если что. Сбежать от меня не удастся!
– «Искать деньги». Значит, всё-таки отпустишь на свободу?
– Конечно. Не из воздуха же этой комнаты ты вытащишь 2,5 миллиона. Займи их у своих подельников, если личного бабла на данный момент не имеется.
– Подельников?
– Ну да. Или ты крутишь свои махинации в одиночку?
– Какие махинации?
– Криминальные, конечно!
– Я не преступник! Разве вы не следили за мной все последние дни? Есть у вас доказательства моего участия в криминале? Нету! Потому что я в нём не участвую.
– Хватит уже пудрить мне мозги! – лицо Ямады стало пунцовым. – Не подпишешь – будет больно. Так что лучше бери ручку и пиши: «Я, Ито Кайдзи, подтверждаю…»

2013-08-19 в 17:54 

Mary_zawa
Глава 4
Хочешь жить – умей вертеться

Вечер окутал Токио усталой дымкой. Горели фонари, тащились со службы измотанные граждане. На лавочках пили пиво безработные и жаловались друг другу на свою нелёгкую жизнь. Было тихо и по-буднему уныло. Город дремал в ожидании выходных.
Из многоэтажного здания поблизости от аэропорта вышел усталый молодой человек с длинными чёрными волосами, отцепил с велосипедной стоянки своего «железного коня», и побрёл, опираясь на руль и низко опустив голову. Выглядел он, будто его избили и отобрали всё, кроме велосипеда. Да так оно, в общем, и было. И Кайдзи, с трудом перебирая ногами по залитому электрическим светом асфальту, думал, что ему делать и как жить дальше. Хороших идей не было.
Ямада физическими методами заставил пленника подписать долговое обязательство на 2 525 457 иен на фамилию Ито, скрепить его печатью, а заодно – оттиском пальца – на всякий случай. Теперь Кайдзи оказался документально должен доселе неизвестному типу астрономическую сумму денег, которая, согласно договору, каждые десять дней увеличивалась вдвое. Мысли это вызывало едва ли не суицидальные.
«Проклятье! Этот Ямада действует не хуже мафии – наверняка Тэйай в скором времени пригласит его на работу! Он, конечно, не особо умён, зато жестокости и изощрённости способов достижения своих целей ему не занимать. Отобрать у жертвы последние гроши и выкинуть её на улицу добывать 2,5 ляма за ограниченное время – это просто бесчеловечно, даже если жертва – твой прежний мучитель!
Понимает ли Ямада, что я не Сабуро? На первый взгляд – нет. Он вообще не производит впечатления вменяемого и ведёт себя, как маньяк. Однако что-то ведь побудило его оформить долг на меня-настоящего, а не на призрачного Мацуяму! Значит, где-то в глубине души Ямада допускает, что его сыщики могли изловить не того. Установить, где настоящий Сабуро, очень и очень нелегко, раз его до сих пор не обнаружили, а вот покрыть расходы за счёт уже попавшего в сети отброса – раз плюнуть. А если отброс решит сыграть в ящик? Ну и чёрт с ним, пусть горит в аду. Злоба-то частично вымещена».
Кайдзи посмотрел на проносящиеся мимо автомобили, но прыгать под колёса ему не очень-то хотелось.
«Вот ещё! Буду я убивать себя из-за какого-то психа и каких-то долгов, пусть даже огромных! Бывали и побольше, бывало и похуже!»
И, словно в подтверждение позитивных мыслей, под носком старенького кроссовка зашевелилась от ветра оброненная кем-то купюра.
«Тысяча иен! Судьба даёт мне соломинку, чтобы ухватиться и вылезти из топи!»
Парень с трудом (всё тело болело) наклонился и подобрал банкноту. Она была такая же, как он сам в эту минуту: потёртая, истрёпанная, но вполне ещё годная. Кайдзи сунул косарь в карман.
«Ямада перечислил мне всё, что Сабуро когда-либо отобрал у него: от мелкой монеты до последнего рисового колобка. Как нужно было издеваться над мальчиком, чтобы он вырос с такой ненавистью в сердце? Куда смотрела его мама? Ох, не тому двоюродный дедушка оставил наследство…»
– Эй, ты! Штуку иен тут не видел?
Перед Кайдзи откуда ни возьмись вырос огромный волосатый бугай. Парень быстро сделал недоумённое лицо, показал белую ладонь в перчатке.
– Ты что, дружище, какая тысяча? Да у меня последнюю мелочь хулиганы отобрали!
– Да уж, гляжу, вздули тебя порядочно! – бугай панибратски потрепал Кайдзи по волосам. – Ладно, держи жвачку и езжай домой. Странно, что велик у тебя не забрали вместе с деньгами.
«На том спасибо», – Кайдзи проводил здоровяка взглядом и облегчённо вздохнул. Правда, жвачки ему не хотелось – хотелось пива, нормальной еды и как следует выспаться. Впрочем, до последнего было далеко.
«Пока вечер, надо поискать людей, которые могли бы мне помочь собрать требуемую сумму – хотя бы занять немного для первоначального капитала и подсказать места, где можно попытать удачи».
Когда потерявший штуку иен отошёл достаточно далеко, Кайдзи достал банкноту, купил в киоске банку пива и хот-дог и направился искать в тихом месте скамейку, чтобы перекусить, а заодно построить планы по собственному спасению. Яркие неоновые рекламы действовали на Кайдзи угнетающе.
«Вот отброс, – подумал он, увидев себя в зеркальной витрине одного из магазинов. – Неудачник, ничего не скажешь. Морда опухшая, лохмы во все стороны, одежда в бурых потёках… И на футболке ещё гордая надпись: «Paint the world»! Нацумэ говорил, это значит «Раскрась мир». Ага, конечно. Раскрась мир своей алой кровью, тёмной грязью и белым героином!»
Молодой человек свернул во дворы, нашёл лавку под деревом, прислонил сбоку велосипед и опустился на жёсткое сидение. После голодного дня дешёвое пиво и подгорелая сосиска в тесте казались пищей богов. В голове почему-то вертелась биография Ямады, которая постепенно сложилась из фраз, сказанных мужчиной о себе за те долгие часы, которые Кайдзи провёл в его компании.

2013-08-19 в 17:55 

Mary_zawa
Ямада Тэцуо родился в городе Сэндай префектуры Мияги. Отец его пил по-чёрному, и денег в семье почти никогда не водилось. Дома Тэцуо бывать не любил, предпочитал подольше засиживаться в школе или гулять с друзьями. Посиделки в пустых классах и прогулки были отдушиной для несчастного мальчика – до тех пор, пока его не выбрал одной из своих жертв Мацуяма Сабуро – парень на класс старше, который держал в страхе всю школу. Братья Сабуро – два старших Мацуямы – тихо-мирно учились и даже слыли хорошими ребятами, но на младшем брате природа, видимо, решила отдохнуть – ну, или наоборот, создать что-то особенно выбивающееся из серой массы сэндайской школоты.
Мацуяма Сабуро по кличке «Кошмар» всей душой любил деньги, а ещё – властвовать над людьми, вселять в них страх, и, используя второе, без труда получал первое – т.е. деньги или то, что можно было на них обменять. На переменах и после занятий он с дружками занимался вымогательством у всех, кто не мог за себя постоять, а также крутил какие-то тёмные дела. Жаловаться родителям или учителям на выходки Сабуро и его компашки было почти бесполезно – семья всегда выгораживала младшего отпрыска, улаживая конфликты, да и сам Сабуро зарабатывал махинациями достаточно, чтоб в крайнем случае самостоятельно давать взятки.
Сабуро превратил и без того нелёгкую жизнь маленького Тэцуо в настоящий ад. Он издевался над мальчиком, заставлял его выполнять разные унизительные действия и отбирал всё, что имело мало-мальскую ценность. Тэцуо понимал, что ничего не может сделать с отморозком и его дружками, но поклялся, что когда-нибудь ненавистный «Кошмар» за всё заплатит. Мальчик завёл блокнот, в который подробно, под цифрами, записывал отнятые вещи и перенесённые унижения.
С грехом пополам получив аттестат о среднем образовании, Сабуро укатил в Токио, где жила его бабушка и где уже работали два тихих брата, а Ямада Тэцуо остался в Сэндае – со стопкой блокнотов, где были законспектированы «преступления» отморозка, и жаждой мести в сердце.
Ни денег на университет, ни выдающихся знаний у Ямады не было, и долгие годы он перебивался на тяжёлых малооплачиваемых работах, ожидая счастливого шанса, который поможет ему свести счёты с давним врагом. И этот шанс внезапно представился – умер живший на Сикоку двоюродный дедушка парня, которого тот едва помнил. Со своими отпрысками богатый старик отчего-то поссорился, и, назло всем, оставил огромное состояние внучатому племяннику, полунищему Тэцуо.
Что произошло дальше – нетрудно догадаться. Ямада, вступив в наследство, первым делом помчался в столицу, купил там дом, нанял людей и с их помощью приступил к поискам Сабуро. «Кошмар» ни в одной адресной базе не значился, но сыщики под видом электриков, водопроводчиков и других работников проникли в квартиры его братьев и бабушки, установили там камеры и микрофоны. С их помощью, а также с помощью одного типа, за большие суммы сообщавшего новости токийского криминального мира, Ямада выяснил, что Сабуро по-прежнему обитает где-то в Токио под чужим именем, торгует наркотиками, проворачивает различные аферы и т.п. Искать его в многомиллионном городе было что искать иголку в стогу сена – даже полиция разводила руками, но Ямада не терял надежды. Во время поисков Сабуро он изловил одного из прежних прихвостней врага, но тот давно уже не общался с Мацуямой, хотя и занимался нелегальщиной, и новоиспечённый богач его отпустил – стребовав за свободу огромную сумму денег, конечно. Миллионы стали страшным оружием в руках бывшего бедняка. Закон перестал быть ему помехой.
И вот, пару месяцев назад, бабушка Сабуро (её фамилия была Морохаси) вздумала затеять ремонт. Нанятые ею на деньги двух старших внуков работники за несколько дней выпотрошили всю квартиру, выкинув старую мебель и ободрав стены, пол и потолок. Вместе с мусором и отскоблённой краской на помойку полетели и камеры Ямады. На некоторое время он потерял госпожу Морохаси из виду. Но каково же было удивление молодого мужчины, когда, после окончания ремонта и установки новых камер (пришлось снова засылать своих агентов), с экрана на него глянул… Сабуро! Глаза Ямады зажглись хищным блеском. Теперь-то он расквитается за все детские унижения и испорченные годы жизни!
Сабуро здорово изменился за то время, пока они не виделись: вместо привычного ёжика волос отрастил длинную шевелюру, с которой сразу перестал походить на уголовника, а ещё – заработал кучу шрамов. («Надеюсь, тебе было очень больно», – злорадствовал Ямада, глядя на следы от швов на пальцах и ухе своего школьного мучителя.)
Понаблюдав за Сабуро, молодой богач выстроил для себя следующую версию событий: видимо, наркобизнес накрылся, и враг, оказавшись на мели, решил пожить немного у своей бабули, выдавая себя за квартиросъёмщика, отдохнуть и подождать, пока какие-то его долгосрочные аферы дадут прибыль. Шпионы Ямады выяснили, что парень целыми днями бездельничает, развлекается азартщиной и выпивкой, живёт под именем Ито Кайдзи и даже платит иногда за этого Ито проценты по долговым обязательствам.
«Кокнул какого-то Кайдзи, занял его место, а тот – блин! – задолжал, оказывается, нескольким ростовщикам! Делать нечего – приходится выплачивать, раз уж в роль вошёл!» – так объяснил ситуацию Ямада.
С бабулей Сабуро общался довольно странно: то благодарно принимал её заботу, то вдруг начинал ерепениться и просил называть его «Кайдзи», заявлял, что он ей не внук (обычно это происходило, если Морохаси пыталась заставить его сделать что-то по дому или пойти работать). С братьями, несмотря на увещевания старушки, молодой человек видеться категорически не хотел, и когда однажды Таро – старший из троих Мацуяма – заявился к Морохаси на два дня в гости, Сабуро вылез в окошко и, ночуя, где придётся, не появлялся дома до тех пор, пока братец не отчалил к себе.
Наблюдать за жизнью врага, который часто влипал в дурацкие истории, был зол на весь свет и постоянно проигрывал то в карты, то в кости, было чрезвычайно увлекательно, но сердце Ямады жгла неуёмная жажда мести.
«Надо поймать Сабуро, пока он опять не исчез, – думал он. – Опозорить, изловить, вдоволь поиздеваться над ним и заставить отвечать за всё зло!»
Узнав, что скоро состоится авиашоу. Богач решил использовать удачный шанс. Связался с одним из устроителей, Нацумэ, и предложил разыграть поимку наркокурьера в мастерской по изготовлению сувениров. В качестве полицейских должны были выступать переодетые люди Ямады, а чтобы не воспротивилась настоящая полиция, наготове лежала неплохая сумма денег.
«Пусть Сабуро засветится на телевидении, пусть все узнают, чем он занимался, и увидят, как глупо попался в руки правосудия!»
Нацумэ идея Ямады показалась гениальной: он получал отличную рекламу, ещё и стопку банкнот в придачу! Оставалось уговорить жертву наняться подработать сборщиком моделек или художником, который их раскрашивает.
«Думаю, если у Сабуро сейчас худо с баблом, он клюнет на большую зарплату!» – заявил организатор авиашоу и, подготовившись, сел на мотоцикл и помчался заманивать в сети неудачливого наркодельца.

2013-08-19 в 17:56 

Mary_zawa
Кайдзи вздохнул, сунул в рот последний кусочек хот-дога и запил остатками пива. Странные они, эти типы – что Ямада, что Нацумэ. Их даже не насторожило, что после краха наркобизнеса Сабуро целый месяц прозанимался не пойми чем, перебиваясь случайными заработками, вместо того, чтобы по старой привычке пойти вымогать на улице деньги и ценности у одиноких прохожих. Если внука старушки Морохаси уже много лет не могут поймать стражи порядка, значит, он очень умён. С чего Ямада и Нацумэ взяли, что Сабуро клюнет на предложение подозрительного типа о подозрительной работе? Это ведь просто глупо!
Кайдзи сжал банку из-под пива в кулаке; раздался громкий металлический скрежет.
«Какой же я идиот! Попался в глупейшую ловушку! Можно сказать – провалился в едва замаскированную яму! Потому что считал ворон и не смотрел под ноги! Уголовник Сабуро ни за что бы не купился на такую примитивщину, а я заглотил крючок вместе с леской! Я тупее уголовника! Чёрт! Чёрт! Чёрт!..»
Слёзы ручьями потекли из глаз Кайдзи, но он даже не пытался их вытереть.
«Почему? Почему? Почему всё так несправедливо? Человек, испортивший детство нескольких десятков школьников, гуляет где-то на свободе, торгуя травкой и выбивая денежки из незадачливых жертв своих афер, а я, честный парень лет на семь младше него, у которого жизнь, можно сказать, только началась, сижу на жёсткой скамейке в каком-то захолустном дворике и тщетно пытаюсь придумать, где за 10 дней добыть 2,5 миллиона! Или за 20 дней – 5 миллионов. Или за месяц – 10. А когда долг достигнет 160 лямов, Ямада, согласно договору, сможет подать на меня в суд. Ч-чёрт!..»
Пивная банка полетела в кусты; следом за нею неслись ругательства Кайдзи. Произнесённые дрожащим от слёз голосом, они звучали очень жалко – так же жалко, как выглядел сейчас сам парень: заплаканный, избитый людьми Ямады и самим богачом, попавший в тяжёлое положение отброс общества.
«Что же мне делать? Поискать настоящего Сабуро? Но если даже сотрудники уголовного розыска не могут установить его местонахождение, что толку?.. Тем более Ямаде должен не Мацуяма, а я сам: договор оформлен на мою фамилию…
Пойти в полицию и рассказать всё, как есть? Зачем? Деньги Ямады обеспечат ему надёжное прикрытие, а мне лишь вменят все мои долги и упекут куда-нибудь. Тем более, у меня нет документов и за мной следят люди Психа».
Вспомнив о слежке, Кайдзи промокнул глаза рукавом. Лицо его приняло ожесточённо-решительное выражение.
«Не буду плакать. Слезами горю не поможешь, а доставлять удовольствие Ямаде, чьи люди наверняка притаились поблизости, я не собираюсь. Надо придумать, где взять денег, чтобы, используя их, выиграть 2,5 ляма. Нацумэ в качестве вознаграждения за участие в рекламе своего бизнеса подарил мне билет на авиашоу. Можно попробовать срубить бабла там. Но шоу только через пять дней, а пока что…»
– Классный велик! Не продашь?
К Кайдзи подошёл молодой человек со странной причёской: половина головы зелёная, половина синяя. Одет он был в ярко-жёлтую кожаную куртку и красные штаны. У Кайдзи зарябило в глазах (вот уж точно «Paint the world»!), и он даже не сразу сообразил, о чём его спрашивают.
– Что ты сказал?
– Велик, говорю, классный, хоть и старенький. Сколько за него хочешь?
– 2,5 миллиона!
– Сколько?! – лицо неформала вытянулось от удивления, но он быстро пришёл в себя и рассмеялся. – А ты шутник, я смотрю. Сколько на самом деле?
– А ты сколько дашь?
Нефор назвал сумму. Кайдзи увеличил её вдвое. Возможный покупатель покачал головой.
– Не, у меня столько нету.
– А сколько есть?
Человек-радуга вытащил из-за пазухи кошелёк, достал из него пачку банкнот, пересчитал.
– Сегодня на петушиных боях выиграл! Везуха привалила. Здесь 36 тысяч иен, могу позволить себе купить что-нибудь этакое. Хватит?
– Мало.
– Мало?!
Хитрая улыбка скользнула по губам Кайдзи.
– Да, этого недостаточно. Но мы могли бы сыграть… например, в карты. Я поставлю на кон свой велосипед, а ты – свои 36 тысяч. Играем один раз, и тот, кто победит, получит и велик, и деньги. Согласен?
Любитель петушиных боёв почесал сине-зелёный затылок.
– Даже не знаю… А, впрочем, ладно! Мне сегодня везёт – можно и рискнуть. Всё равно 35 из этих 36 штук я не заработал пóтом и кровью, а просто выиграл. Я ставлю 35 тысяч!
– Тогда я – велик без педалей!
– Не понял…
– Если ставить – так всё! Ты ставишь 36, я – велосипед. И надо найти кого-нибудь, кто проследит, чтобы проигравший реально отдал выигравшему то, что обещал.
– Хорошо. И давай купим новые карты.
– Зачем? У меня есть.
– Во избежание шулерства. Я ведь не знаю – может, они у тебя краплёные!
– О’кей.
Кайдзи поднялся со скамейки, взял за руль свою ставку, противник засунул деньги обратно за пазуху, и оба молодых человека отправились на людную улицу – купить в киоске свежую колоду и подыскать судей для грядущей игры.

2013-08-19 в 17:57 

Mary_zawa
Глава 5
Оскал удачи

– Я выиграл! Выиграл!!! Давай мне мои 36 штук!!!
Счастливые вопли Кайдзи эхом отдавались от соседних зданий. Его противник дрожащими руками сложил карты, которыми они только что играли, обратно в коробочку, протянул победителю:
– Твои. И карты, и деньги. 36 карт, 36 тысяч. Легко пришло – легко ушло от меня, что тут скажешь… Удачно развлечься.
Парень с цветными волосами медленно встал и, пошатываясь, побрёл прочь. Кайдзи, прижимая выигрыш к груди, проводил его взглядом.
«Честный тип попался. Не стал в драку лезть или орать, что я мухлевал. Умеет достойно принять поражение. Уважаю!»
Заныли пальцы на левой руке, и Кайдзи потёр их о бедро. Проигрывать надо уметь, да. Но, к счастью, лично к нему это сегодня не относится. Как и фраза насчёт «удачно поразвлечься». Некогда теперь развлекаться, надо за десять дней набрать 2,5 миллиона иен. Один день почти прошёл, и в кармане уже 36 с лишним тысяч иен. Почти 37. 37 штук за какие-то час-полтора. Если так пойдёт и дальше…
Кайдзи лучезарно улыбнулся, поднялся на ноги, достал из кармана пачку сигарет.
– Спасибо, ребята, что согласились побыть судьями! Возьмите по сигаретке, покурите, а я поеду. У меня ещё целая куча дел.
– Да я всегда рад за справедливость постоять! – воскликнул один из «судей» - бородатый мужчина лет сорока с широченными плечами. – Я тренер по боксу, у нас тоже важно, чтоб всё честно! Никаких запрещённых приёмов, только личные качества спортсменов и удача!
Трое других «судей» смерили его недружелюбными взглядами. Кайдзи меж тем спрятал выигрыш и сигареты в олимпийку, перекинул ногу через раму велосипеда.
– Всем до свидания!
Завертелись колёса, заблестели в свете фонарей спицы, и велик помчался в сторону жилища старушки Морохаси. Полоса удачи дала Кайдзи второе дыхание, и он гнал так, что жёсткие волосы разлетались во все стороны от встречного ветра.
«Вот это вечер! Первоначальный капитал уже есть. Осталось его приумножить и постараться сходить на авиашоу с максимальной выгодой. К чёрту, что шоу устраивает Нацумэ, важно заработать там денег!..»
Кайдзи свернул с велосипедной дорожки и поехал через дворы – так было короче. Внезапно прямо перед ним вылетела из-за угла тёмно-зелёная машина – парень едва успел избежать столкновения.
– Какого хрена… – начал он и оборвал ругательство на полуслове. Из автомобиля вылезли трое парней из тех, что десять минут назад наблюдали за игрой в карты. Бородатого с ними не было.
– Ребята?.. – Кайдзи спешно попытался развернуть велик, но парни оказались быстрее. Хороший удар по голове – и чересчур удачливый игрок полетел из седла наземь, а недавние борцы за справедливость, вытащив у него из кармана пачку банкнот и привязав велосипед на крышу машины, прыгнули обратно в авто и скрылись с места преступления.
***
Первым, что ощутил Кайдзи, когда очнулся, была страшная боль. Болело всё: руки, ноги, тело и – особенно – голова. Парень жалобно захлопал глазами:
– Где я?
– Всё хорошо, ты у меня дома.
– Каору?
Встревоженное лицо друга на фоне белого потолка почему-то испугало Кайдзи, и он приподнялся на локте, нервно оглядывая незнакомую комнату.
– Что случилось? Как я сюда попал?
– А это тебя надо спрашивать, что с тобой случилось. Я сидел, готовился к вступительным экзаменам, вдруг – в дверь звонят. Открываю – а там два пожилых мужчины держат твоё почти бездыханное тело.
«Нашли на улице. У него в кармане штанов была записка с этим адресом. Вы его знакомый?»
– На улице?.. Где моя олимпийка? А велик?
– Какой велик? Олимпийка – вот она…
Кайдзи схватил одежду, отчаянно зашарил по карманам. На одеяло посыпались зажигалка, сигареты, мятый лотерейный билет, приглашение на авиашоу, ключи, две колоды карт – старая и новая. Денег не было. Ни иены.
Со стоном парень рухнул обратно на постель и некоторое время лежал, как мёртвый.
Украли. Эти типы всё у него украли. Все деньги, все ниточки к спасению, и даже верного железного коня – единственную вещь, которую можно было мало-мальски выгодно продать! Он только-только начал выбираться из трясины – и снова рухнул на самое дно. Не сам рухнул – его столкнули! Эти типы теперь наверняка сидят где-нибудь в ресторане, пьют вино, едят лобстеров и смеются над неудачливым картёжником. Им невдомёк, НАСКОЛЬКО эти деньги были важны для их несчастной жертвы!
Кайдзи перевернулся на живот и зарыдал, не стесняясь Каору. Его трясло, грудь разрывалась от отчаяния и обиды, слёзы заливали подушку.
Дважды. Вот уже второй раз за эти несчастные сутки Кайдзи лишился всех своих денег (кроме мелочи в копилке)! Белые и чёрные полосы его бытия чередовались с калейдоскопической быстротой, дорога жизни превратилась в синусоиду с очень маленькой длиной волны, и каждая точка минимума этой синусоиды причиняла страшную боль, словно Кайдзи окунался в котёл с кипящей смолой.
Не зная, как вести себя в подобной ситуации, Каору тихо отошёл от рыдающего друга и включил телевизор. Шли ночные новости.
– …Был задержан наркоторговец Мацуяма Сабуро, которого вот уже много месяцев безуспешно разыскивала токийская полиция…
Кайдзи вскинулся, принялся вытирать глаза запястьем.
– Каору! Что, что там? Показали этого Сабуро? Показали?..
– Да что с тобой, в самом деле? Ну, показали. Издалека и со спины. Мужик как мужик. Его из-за копов толком не видно.
– Фу-х…
Кайдзи уткнулся лицом в подушку и попытался успокоиться. Невозмутимый ответ Каору стал для него неожиданным зарядом оптимизма. Не всё ещё потеряно!
Если даже старый друг не опознал его в герое репортажа, значит, и остальным в голову не придёт, что Сабуро – по правде вовсе не Сабуро. Уже хорошо. Удалось избежать страшного позора и недоверия товарищей.
И Ямада, и люди богача побили его, но не нанесли действительно серьёзных повреждений. Если от удара одного из «судей» по голове не получилось сотрясения мозга, то, можно сказать, здоровье в порядке. Руки-ноги целы, глаза видят, уши слышат, даже зубов, как ни странно, полный комплект. Все тридцать два. Значит – норма.
Телевизор монотонно бубнил что-то о том, как экономика страны выкарабкивается из кризиса, и Кайдзи подумалось, что она так же скребётся в яме, как он сам.
Каору нажал на пульте «off», сел на кровать возле друга, положил руку ему на плечо.
– Когда будешь готов – расскажешь мне о своих проблемах. Говори без утайки – я не осужу тебя, даже если ты проиграл всё до нитки в каком-нибудь казино или связался с наркодельцами. Не обещаю, что сумею помочь, но хотя бы выслушаю. Тебе станет легче, если выговоришься! Мы вместе решим, что делать.
Кайдзи поднял на друга заплаканные глаза.
– Спасибо, Каору. У тебя есть анальгин или что-нибудь такое? На мне места живого нет… И завари чаю, если не сложно. Разговор предстоит долгий…

2013-08-19 в 17:57 

Mary_zawa
– Вот оно значит как.
Каору и Кайдзи сидели, прислонившись к стене; на столике перед ними стоял опустевший чайник. За окном изредка гудели одинокие автомобили.
Друг, не перебивая, выслушал от начала до конца всю историю злоключений Кайдзи в столице: проблемы с работой – поручительство за Фурухату – долги – игры с мафией – история с Ямадой и, наконец, обретение и потеря тридцати шести тысяч (к потерям также присоединились найденные и лишь частично потраченные деньги и велосипед). Каору сочувственно приобнял товарища.
– Кайдзи, я и не думал… Вообще представить себе не мог, что такое бывает… Ты очень смелый парень… Выбрался из стольких передряг – и из этой выберешься! Ну сам подумай – каков шанс того, что не выберешься?
– Пятьдесят на пятьдесят: либо выберусь, либо нет, – грустно пошутил Кайдзи и понурил плечи. – Проблема-то в чём: у меня не осталось ни гроша. Без приличной сумы денег и думать нечего о том, чтобы набрать 2,5 ляма за оставшиеся девять дней! Если не наберу – придётся добывать уже пять миллионов. А потом десять. И, когда сумма станет астрономической, Ямада передаст подписанное мною обязательство в полицию, меня привлекут к ответственности, а дальше – укатают за решётку, наверное, до конца жизни. Конечно, я буду требовать защиты, расследования, а что толку-то? Деньги Ямады сильнее закона, а на то, чтобы расквитаться с врагом детства, ему не жаль иен…
Каору сжал кулаки.
– Я помогу тебе достать деньги. Не 2,5 миллиона, конечно, но хотя бы сколько-то. Я мог бы даже попытаться взять кредит, да мне его вряд ли кто даст: я ведь пока не работаю и на хорошую работу за девять дней не устроюсь. Но я займу, займу…
– Каору… Не влезай в долги ради меня, прошу. – Из глаз Кайдзи снова полились слёзы. – Я не хочу втягивать тебя в плохую историю. Дай мне немного денег – несколько тысяч, ещё немного я займу у Миёси и прочих друзей; с этими деньгами я постараюсь достать остальное. Мне иногда везёт в азартных играх и пари, ты знаешь… Ну, а если не выйдет… Я пойду к Хёдо и попытаюсь выиграть деньги у Тэйай.
– Но там же… – Каору изобразил падающее на пальцы лезвие. Кайдзи кивнул.
– Да, может быть такое. Или, ещё хуже – долгие годы работы в шахтах. Но, если не будет другого выхода, я рискну. Как рисковал уже несколько раз. Всё будет хорошо, не думай о худшем. А теперь, наверное, надо поспать, чтобы завтра с новыми силами взяться за дело. Утро вечера мудренее.

2013-08-19 в 17:58 

Mary_zawa
Глава 6
Стервятники слетаются на пир

А дальше все дни закружились, словно в кровавом тумане, слившись для Кайдзи в сплошную череду взлётов и падений. Они с другом добывали деньги, где только можно, пытались их приумножить – но все попытки провалились, и больше 700 тысяч подержать в руках ни разу не удалось. Старушка Морохаси выгнала Кайдзи из дома, заявив с порога: «По телику всё про тебя рассказали. Забирай вещи и убирайся в тюрьму! Внук-наркоделец мне не нужен!» – пришлось переехать к Каору. Кайдзи почти не ел, по ночам ему снились кошмары. Авиашоу, на которое бедный должник так рассчитывал, оказалось никчёмной тратой времени, денег там срубить не удалось. Лотерейный билет куда-то запропастился, и Кайдзи забыл даже, когда по нему будет производиться розыгрыш. Все хитрые планы, все попытки обдурить игровые автоматы, выиграть в карты или на скачках лишь снова и снова оставляли Кайдзи без гроша. Парень чувствовал, что летит в бездонную чёрную яму со скоростью икс в десять дней, где за икс следовало принять суму долга, изначально равную 2,5 миллионам и увеличивающуюся каждую декаду вдвое. Хотелось напиться до потери пульса и ни о чём не думать, но Кайдзи пока держался: каждый день был на вес нескольких сотен тысяч иен, нельзя было тратить впустую ни минуты.
Когда до удвоения ставки до пяти миллионов остался один день, и почти отчаявшийся Кайдзи в очередной раз притащился ни с чем домой, его встретил перепуганный Каору.
– Тут заходили какие-то ребята в чёрном, тебя искали…
Изо рта Кайдзи выпала недокуренная сигарета и задымилась на грязном паласе.
– Люди Хёдо? Они знают о моём долге?
– Так это были работники Тэйай?..
Каору и Кайдзи, застыв, смотрели друг на друга расширившимися глазами, потом Кайдзи отмер, накрыл подошвой начавший дымиться палас, растёр по нему остаток сигареты.
– Этого следовало ожидать. Стервятники председателя издалека чуют добычу, а я сейчас – как раз не более чем падаль. Они оставили какую-то записку?
– Да, вот.
Должник просмотрел строчки, сжал листок бумаги в кулаке.
– Похоже, Хёдо срочно понадобились люди для развлечения, раз он так настойчиво приглашает меня завтра к себе в гости! Я собирался попытать счастья в Тэйай, когда сумма долга приблизится к десяти миллионам, но председатель тут пишет, что через десять дней может меня и не принять – только завтра… Вот чёрт! Крутят людьми, как хотят!
Кайдзи снял кроссовки, прошёл в комнату и плюхнулся на постель. Всё нужно было хорошенько обдумать. Согласиться или не согласиться на предложение Хёдо? Какая игра будет на этот раз? И что придётся ставить на кон?
«Я ещё могу попытаться заработать, не связываясь с Тэйай. Я ещё могу», – твердил про себя Кайдзи, комкая одеяло, но это голос гордости звучал в его голове всё тише и тише. Наваливалась смертельная усталость. Хотелось скорее покончить с полётом в никуда: либо упасть на самое дно и разбиться, либо подняться обратно наверх, к солнцу, к счастью.
«Да, я приму это вызов».
Кайдзи сел на постели, запустил пальцы в длинные волосы. Каору, стоя с книгой у окна, пытался готовиться к экзамену, но глаза его то и дело косили в сторону друга: он переживал едва ли не меньше самого должника. Эти робкие взгляды Каору окончательно убедили Кайдзи в правильности решения пойти к Хёдо завтра же.
«Если меня столкнули в ад, не стоит тащить туда за собой верных товарищей. Миёси, Исида и прочие отдали мне за эти несколько дней всё, что у них было – а я не оправдал их надежды, не смог затормозить своё падение. Про Каору мне даже думать стыдно. Я потратил все его деньги, которые так нужны ему – будущему студенту – чтобы оплатить учёбу. Я живу у него дома, мешаю готовиться к экзаменам, отвлекаю своими проблемами. Вместо того, чтобы думать об учёбе, Каору думает, как вытащить меня оттуда, откуда вытащить, увы, бессилен. И если он провалит экзамены и станет таким же токийским отбросом, как я, виноват в этом будет один человек: Ито Кайдзи».
«А ещё – Ямада Тэцуо и Мацуяма Сабуро, – добавил голос ненависти. – Если я когда-нибудь встречу этого Сабуро – он полетит в такие же глубины ада, в какие падаю сейчас я, и останется там до конца жизни! Я им с Ямадой могилы вырою на дне самого глубокого колодца, и заполню этот колодец их же кровью и страхом!»
– Кайдзи, всё в порядке? Голова болит? Дать таблетку?
Тихий голос друга немного привёл должника в чувство.
«Нет, я, кажется, начинаю сходить с ума. Сабуро меня знать не знает, и он вовсе не виноват, что мы, по мнению Ямады, внешне похожи, и нас перепутали. С другой стороны, ведь это из-за Сабуро Ямада тронулся умом и сделал целью своей жизни месть – месть слепую, со скорой и страшной расправой! Ямаде почти всё равно, кто будет его «Сабуро» - лишь бы «врагу» стало страшно и больно!

2013-08-19 в 17:58 

Mary_zawa
Куда смотрели те, кто был рядом с Ямадой в школьные годы? Как мать, прочие родственники, друзья допустили, что мальчик захлебнулся в собственной ненависти?
А как докатился до положения токийского отброса я сам? Что было в моей школьной жизни не так? Разве у меня не было друзей, включая верного Каору? Пусть отец ушёл из семьи – остались ведь мать и сестра! Я мог попытаться получить от них психологическую помощь, но вместо этого предпочёл замкнуться в себе, обозлиться на весь мир, а тут как раз эти игроки в очко подвернулись, и понеслось: вместо уроков – рулетка, карты, алкоголь… В институт поступать даже пробовать не стал. Поехал в Токио наудачу – думал, столица поможет мне найти свой путь, вырваться из той трясины, в которую сам себя загнал. Не вышло. Да никогда не выходит, если не обладаешь железной волей. Стоит где-либо дать слабину – и всё, пиши пропало. А меня вечно что-то сбивает с пути…
Кайдзи закусил губу.
«Нет, нельзя на себя наговаривать. Пусть я до сих пор ничего не добился из-за собственной лени – я становлюсь умнее, мудрее год от года. Я уже не тот наивный простачок, который надеялся, что главный город страны приветливо распахнёт ему свои объятия, стоит лишь переехать туда жить! Я прошёл несколько смертельно опасных игр с мафией. Я побывал в подземном трудовом лагере и выбрался оттуда на свободу целым и невредимым. Сумею выстоять и в нынешней страшной гонке. Время – деньги. Пока долг ещё не очень велик, есть шанс его отдать, сыграв с Тэйай. Решено: завтра в назначенное время – без десяти двенадцать – я буду ждать в условленном месте чёрную машину, которая отвезёт меня в логово Хёдо. И идеальным вариантом было бы играть не просто на деньги. Высший пилотаж – сделать так, чтобы Тэйай обезвредила Ямаду, отобрала у него деньги и власть. Зачем им конкурент в играх на людские жизни?
Может, конечно, случиться и так, что Хёдо придёт в восторг от развлечений Ямады и станет оказывать ему покровительство. И вообще: если организация Тэйай уже узнала о моём долге, значит, она знает и о Ямаде. Тогда пусть сами разбираются, дружить им или враждовать. Мне главное – спасти лично свою жизнь и свободу, об остальном подумаю позже…»
Решение было принято – оставалось подготовиться к встрече с председателем Хёдо. Кайдзи поднялся на ноги, добрёл до зеркала. На него глянул бледный, осунувшийся тип в каких-то лохмотьях. Кайдзи скривился: так дело не пойдёт.
– Каору! Одолжи, если можешь, на завтра чистую футболку!
– Ты всё-таки?..
– Всё-таки да. И я должен выглядеть достойно.
Каору отложил книгу, на несколько секунд задержал взгляд на лице друга, потом со вздохом открыл шкаф.
– Выбирай.

2013-08-19 в 17:59 

Mary_zawa
Глава 7
Правила игры

В 10 утра следующего дня одетый в белую футболку с иероглифом 福 («фуку» - «удача») и светло-голубые джинсы Кайдзи вышел из дома и направился в сторону выбранного Тэйай для встречи места. Шагать было неблизко, но велосипеда молодой человек лишился ещё неделю назад, а тратить последние деньги Каору на проезд в транспорте казалось ему кощунственным.
На самом деле, Кайдзи рад был прогуляться: свежий утренний воздух помогал сосредоточиться, делал голову ясной, да и небольшая физическая нагрузка разминала организм перед серьёзными испытаниями. Ветерок шевелил хорошо вымытые и расчёсанные волосы парня; от стёкол домов отражалось солнце, зайчиками прыгая по витринам и стенам на противоположной стороне улицы. Погода обещала быть отличной.
«Если это последний день моей свободной жизни – то природа постаралась сделать его действительно красивым. Чтобы было, что вспоминать в тюрьме или в шахтах, – пришла в голову должнику странная мысль. Он подержал её в уме несколько секунд, потом с позором погнал прочь: нечего думать про худший вариант развития событий! Однако мысль не ушла: она затаилась в закоулках мозга и сидела там, нашёптывая суфлёром: «Смотри, как красиво! Запомни, как здорово! Цени эти минуты!»
И Кайдзи старался, как мог. Он наслаждался оттенками лета, колыханиями воздуха, запахами и звуками столицы.
«Почему красоту замечаешь, только когда рискуешь её потерять? Почему не получается так же глубоко и ярко воспринимать мир каждый день? Даже если пытаешься – всё равно не получается! Быть может, иначе наше сознание просто перегорело бы от эмоционального напряжения?»

На условленное место Кайдзи пришёл на двадцать минут раньше, разыскал скамейку, сел и стал ждать появления чёрной машины. На руке тикали часы Каору – друг одолжил их Кайдзи, чтобы тот не опоздал на встречу с Тэйай, да и вообще знал, сколько времени. В карманах верной олимпийки помимо сигарет и зажигалки лежала упаковка бумажных носовых платков, несколько кубиков шоколада в обёртках, блокнот и ручка. На том, чтобы взять эти вещи, тоже настоял Каору.
«Шоколад повышает мозговую активность, он может пригодиться тебе в трудной ситуации. Блокнот с ручкой – тоже ценные спутники в играх на соображаловку. Ну, а платки… Мало ли что…»
Перечисляя всё это, друг запнулся на преимуществах носовых платков и скользнул взглядом по шрамам на щеке и ухе Кайдзи. Да, в играх с Тэйай платки, похоже, вещь необходимая. Да не одна упаковка, а целая гора!
«Не думай об этом», – твёрдо сказал себе Кайдзи. Ожидание начинало нервировать.
Мимо пронеслись два мотоциклиста, но после того, как Кайдзи узнал, какая продажная тварь Нацумэ, иметь мотоцикл ему расхотелось.
«Будь у меня деньги – купил бы лучше новый велосипед».
Тихий шорох шин возвестил прибытие автомобиля Тэйай. Человек в чёрном костюме махнул должнику рукой: «Садись!», и через минуту они уже неслись по автостраде туда, где ждал их председатель мафиозной структуры Хёдо Кадзутака.

2013-08-19 в 18:00 

Mary_zawa
– Проходи, садись. Господин председатель скоро спустится к тебе.
Кайдзи опустился в кресло, стиснул пальцами жёсткие деревянные подлокотники. Сейчас начнётся.
«Тик-так, тик-так», – считали секунды часы Каору.
«Тук-тук, тук-тук», – стучало сердце.
Наконец дверь в противоположной части комнаты открылась, и появился Хёдо – такой же, как всегда: с хищным разрезом глаз и кровожадной улыбкой на лице. Кайдзи сощурился.
– Ну здравствуй, председатель.
– Утро доброе, Кайдзи. Или лучше сказать – кровавое утречко? Если проиграешь – я тебя просто так отсюда не выпущу, ты это знаешь.
– Да, знаю.
Несколько секунд должник и председатель мерили друг друга взглядами, потом Хёдо рассмеялся.
– Если знаешь – так чего и говорить об этом, верно? Что именно с тобой сделать – я решу по ходу дела.
– И это правильно: не стоит спешить. Потому что я не проиграю.
– Кайдзи, Кайдзи!.. Ты говоришь эту фразу каждый раз, отправляясь на игру, а по её окончании, глотая слёзы, шипишь сквозь зубы: «В следующий раз я не проиграю!» Может, хватит этого попугайства?
– Я волен говорить всё, что захочу. У нас в стране свобода слова.
– Ну, ну. Не примешивай сюда конституцию. Наша Тэйай – своего рода империя, на неё не распространяется столь любимый всеми Основной закон – основной документ для прикрытия беззаконий!
Кайдзи приподнял брови.
– Ты абсолютно прав, Хёдо. Беззакония и деньги правят миром – и право на первые обеспечивают вторые. Но оставим беззакония, мне нужны только деньги. К чему разглагольствовать, давай уже играть. Не для того я сюда пришёл, чтобы рассуждать о политике.
– Правда?!
Председатель гадко расхохотался, и Кайдзи мысленно чертыхнулся: не надо было его торопить, ох, не надо! Однако было уже поздно.
– Ты, молодой человек, я гляжу, совсем расхрабрился, если уже пытаешься мною командовать! «Не хочу рассуждать, хочу играть!» Какая самонадеянность! Здесь тебе не дорогое казино, где стремятся предупредить малейший каприз клиента. Да если я того пожелаю, мы целый день просидим за разговорами, а завтра твой долг Ямаде составит уже 5 миллионов!
Кайдзи угрюмо молчал, ожидая, пока председатель закончит над ним насмехаться и перейдёт к делу. Он знал, что власти Хёдо хватит и на то, чтобы начать игру только завтра, и на то, чтобы просто вышвырнуть его за дверь – без денег и без надежды их где-либо достать. Но председатель вряд ли стал бы приглашать к себе попавшего в чужие сети отброса, чтобы просто поговорить с ним и выкинуть. Есть, конечно, вариант, что Хёдо прогонит его сейчас и снова пригласит дней через десять-одиннадцать – чтобы бедняге пришлось добывать уже вдвое, а то и вчетверо больше…
Глава Тэйай меж тем дал знак своим людям, и ему подали исписанный лист бумаги. Председатель лениво проглядел документ, протянул его Кайдзи:
– Договор о согласии на участие в сегодняшних мероприятиях, который ты заполнил в машине по пути сюда. Здесь, в графе «желаемая сумма» ты написал 3 500 000 иен. Насколько мне известно, твой долг Ямаде на данный момент составляет 2 525 457 иен. – Хёдо даже прищёлкнул языком от удовольствия, называя точную сумму. – Чуть больше 2,5 миллионов. Но ты требуешь 3,5, а ведь каждая выигранная у Тэйай тысяча кровавым пóтом достаётся! Зачем тебе лишние 974 573 иены?
– Я хочу вдвойне вернуть друзьям всё, что у них занял. Плюс отдать Каору сумму, равную году обучения в университете. Ну, а остальное – отдать все прочие долги и самому пожить в удовольствие!
Председатель сверкнул белыми зубами – то ли улыбнулся, то ли оскалился.
– Что ж, неплохо просчитано. Ямаде, друзьям, себе любимому… Во что играть будешь? Как насчёт метания дротиков?
– Согласен. Если, конечно, метать будут не в меня.
Хёдо ухмыльнулся.
– Да уж не в тебя, будь уверен. Эй, подготовьте всё для «Кровавого дартса!» А я пока объясню Кайдзи правила.
Парень подобрался, крепче сжал подлокотники неудобного кресла.
«Кровавый дартс»! Типично тэйайское название для развлечения. И дротики наверняка придётся метать не в кружочек с циферками. Во что тогда? В людей? «Попади мишени в глаз и получи миллион». Ч-чёрт!
Кайдзи передёрнуло. Председатель, заметив это, улыбнулся ещё шире и гаже, чем прежде.
– Тебе, я вижу, уже не по себе. Это хорошо. Как раз то, что нужно. Посиди минутку, посмотри жуткие картины, которые рисует тебе разыгравшееся воображение. Куда нам спешить. Ты, я гляжу, футболку надел с иероглифом «удача». Это фетиш такой, что ли? Думаешь, написал пару линий в определённом порядке – и всё, удача тут как тут? Нет, друг мой: за неё надо бороться!
– Я и пришёл бороться. А надел первую попавшуюся чистую вещь.
– Первую попавшуюся? Пусть так. Но всё-таки ты предпочёл надеть чистую, а не являться ко мне в том, в чём ходил, не снимая, всю неделю! И волосы вымыл… Решил, что если умирать – так во всём чистом, правда? Да вот только убивать-то тебя никто здесь не будет: это было бы слишком милосердно! Я не могу лишить тебя удовольствий будущей тюремной жизни, которая начнётся вскоре после того, как на тебя подадут в суд за долги!
– Объясняй правила своего кровавого дартса, Хёдо. И сколько я могу в нём выиграть. Мне нужно 3,5 ляма.
– 3,5? Ну, можешь и 3,5 выиграть. Да только вряд ли у тебя получится. Хотя кто знает… Не доберёшь требуемую сумму в этой игре – можешь добрать в других, если захочешь. Игр у меня много, и денег не жалко. Хватило б тебе храбрости…
– Загнанный в угол волк готов, не раздумывая, броситься на свору собак, лишь бы вырваться на свободу… А я тоже волк, Хёдо, и всё, что у меня есть сейчас – мои клыки и моя храбрость. Давай, объясняй правила. Я слушаю.

2013-08-19 в 18:01 

Mary_zawa
– Слушаешь? Очень хорошо. Правила, в общем-то, просты: на стене отмечены мишени, и ты должен выбить определённое количество, чтобы получить необходимые тебе деньги. Весь интерес в том, что возле стены будет стоять человек, и мишени располагаются по периметру его тела. Те, что возле лица, стóят большее количество очков, те, что возле менее важных частей тела – дешевле. Если попадаешь в центр мишени, получаешь полную её «стоимость» в денежном эквиваленте, если немного промахнёшься – половину или одну четверть. Дротиков будет ограниченное количество – десять зелёных и десять красных. Все они смазаны с одного конца ядом: зелёные – более слабым, красные – ядом поопаснее. То есть, если ты попадёшь не в стену, а в человека, он получит определённую дозу отравы. И чем чаще ты будешь промахиваться – тем больше эта доза будет… Пока она невелика, человека ещё можно откачать. Если вколоть антидот в течение получаса. Но если яда окажется слишком много, или если ты будешь бросать дротики слишком медленно… Я имею в виду, по одному в час, например…
– Я понял. После первого случайного попадания в человека у меня появляется временной лимит.
– Если тебе не наплевать на жизнь этого человека, конечно.
– Само собой, мне не наплевать. Сумма, которую я получаю за попадание в мишень – она зависит от цвета дротика?
– Естественно. Красные дают в полтора раза больший выигрыш, чем зелёные. И ещё одно добавление: ты будешь играть в специальных очках.
Хёдо замолчал, давая Кайдзи возможность оценить многообразие придумок, потом продолжил:
– В очках, да. Когда люди целятся, чтобы метнуть дротик в мишень, они обычно закрывают один глаз, верно? Так вот, я решил избавить тебя от необходимости делать это самостоятельно: на тебя наденут очки, одно стекло в которых будет заменено непрозрачной пластиной. Насколько я знаю, левый глаз у тебя видит хуже, чем правый, после того, как тебе здорово врезали в драке два года назад? Вот правый-то глаз мы и закроем. Целиться будешь тем, который обычно зажмуриваешь. Для разнообразия.
– Х-хорошо.
Кайдзи посмотрел на председателя здоровым глазом, потом закрыл его и посмотрел левым. Наглая рожа сразу расплылась, потеряла чёткость. М-да, сложновато будет попасть в мишень с такой резкостью. Но ничего, главное – метать дротики надо в стену, не в живых существ.
– Это всё?
– Почти. Я не дорассказал ещё, в чём особенность очков. В них встроен миниатюрный экран, на который с небольшим запозданием будет подаваться увеличенное изображение с камеры, установленной напротив мишеней, и ты сможешь во всех подробностях пронаблюдать реакцию человека, в которого летит острый дротик. А заодно проверить, удалось ли попасть в мишень. Ах да, перед началом игры ты сможешь подойти вплотную к стене, к которой прикреплён человек, поговорить с ним, если захочешь, осмотреть мишени, куда надо целиться. Возле каждой из них написано, сколько даёт попадание в центр зелёным дротиком. Красным, соответственно, в полтора раза больше. Два сантиметра вокруг мишени считаются «половинной» зоной, следующие четыре – «четвертной». Попадание туда даёт 1/2 – 1/4 от указанной суммы. Если всё ясно – то давай начнём.
Кайдзи поднялся, одёрнул белую футболку, закатал до локтей рукава олимпийки.
– Я готов. Куда нужно идти?
– А прямо сюда, в эту дверь. – Хёдо тоже встал с кресла и вдруг ехидно засмеялся:
– А 福 «фуку» - красивый иероглиф, правда? Есть такая фамилия – Фукумото, слыхал, может быть? Ладно, забудь, это я так, к слову. Поворачивай ручку и заходи – чего остановился? Игра начинается!..

2013-08-19 в 18:02 

Mary_zawa
Глава 8 начало
читать дальше

2013-08-19 в 18:03 

Mary_zawa
Глава 8 продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:04 

Mary_zawa
Глава 9 начало
читать дальше

2013-08-19 в 18:05 

Mary_zawa
Глава 9 продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:05 

Mary_zawa
Глава 10
читать дальше

2013-08-19 в 18:07 

Mary_zawa
Глава 10 продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:07 

Mary_zawa
Глава 10
Продолжение 2
читать дальше

2013-08-19 в 18:08 

Mary_zawa
Глава 10
Продолжение 3
читать дальше

2013-08-19 в 18:09 

Mary_zawa
Глава 11
читать дальше

2013-08-19 в 18:10 

Mary_zawa
Глава 11 продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:10 

Mary_zawa
Глава 11
Продолжение 2
читать дальше

2013-08-19 в 18:11 

Mary_zawa
Глава 11
Продолжение 3
читать дальше

2013-08-19 в 18:12 

Mary_zawa
Глава 12
читать дальше

2013-08-19 в 18:13 

Mary_zawa
Глава 12 Продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:13 

Mary_zawa
Глава 12
Продолжение 2
читать дальше

2013-08-19 в 18:14 

Mary_zawa
Глава 13
читать дальше

2013-08-19 в 18:15 

Mary_zawa
Глава 13
Продолжение
читать дальше

2013-08-19 в 18:16 

Mary_zawa
Эпилог
читать дальше

2013-08-19 в 18:22 

Mary_zawa
Кто дочитал до конца - тот молодец)))
Отпишитесь, как впечатления :)

2013-08-19 в 22:23 

Krishna-sama
У меня очень много хороших качеств! И одно из них - скромность...
О_О *ушла читать*

2013-08-23 в 19:38 

Mary_zawa
Буду рада получать хотя бы минимальные отзывы по каждой главе! Ведь если ждать, пока вы дочитаете до конца, ждать придётся оооочень долго! :)

2013-09-08 в 12:57 

stupid madoka
ненавижу пятницы.
Фух, наконец-то дочитала до конца)
Что сказать, проделана грандиозная работа, очень подробно описаны чувства персонажа, его мысли и страхи — чувствуется настоящий Кайдзи. Он вечно ходит по краю - по-другому у него просто не получается, потому что какой бы ни казалась безвыходной ситуация у Кайдзи всегда есть ещё один шанс отыграться - и этот шанс предоставляет ему Хёдо. Довольно забавно, что главный антагонист в то же время является и его последней надеждой, и в фанфике это ярко показано. Хёдо в свою очередь показан с весьма непривычной стороны - не такой, каким мы привыкли его видеть. Здесь он более человечный, и пусть из-за него Кайдзи лишился пальцев, уха, товарищей, но когда Хёдо раскрывается перед ним, кажется, будто он не только кровожадный убийца, но уставший от жизни старик, складывается ощущение, будто он покровительствует Кайдзи, а не хочет его утопить. С другой стороны, если принять эту сторону, то действительно, где был бы Кайдзи, если бы Хёдо не давал каждый раз ему шанс рискнуть жизнью и выбраться?
Введённый персонаж, Каору, показался мне немного картонным, слишком нереалистичным. Старый одноклассник, который рискует не только своими деньгами, которые он долго копил, но собствненной жизнью, хотя у него-то действительно был выбор. Если бы он не согласился - просто взяли бы другого человека, это было бы не так весело для Хёдо, но всё же вряд ли бы он отказался. Такое самоотверженное поведение, на мой взгляд, совсем не соответствует миру ФКМТ, и я честно ждала, что в конце он свалит со всеми этими деньгами, что выиграл Кайдзи - снова доказав, что мир жесток, суров, несправедлив - и это правда, это мораль вполне в духе работ сенсея, как по мне.)
Следует отдать должное играм - дротики с ядом и игра на память с пытками, весьма в духе развлечений Хёдо. Кстати, игру с картами можно будет сделать и самим, а потом сыграть, по-моему, было бы весьма интересно)
Жаль, что не показали сцену казни Сабуро, я бы посмотрела, что бы для него придумал Хёдо :-D

2013-09-08 в 15:08 

Mary_zawa
stupid madoka, Да, наверное, Каору впрыгнул в этот жестокий мир из какого-то другого, более человечного. Было бы реально круче, если б он со всеми деньгами свалил! Но до такого я почему-то не додумалась.
Рада, что игры понравились! Я весь мозг сломала, пока их придумала! Особенно с картами: там ведь самой пришлось за них играть, чтоб всё было математически верно. Рассчитывала, сколько примерно очков должно быть на каждой карточке, чтобы игра продолжалась столько-то ходов, кто какие комбинации должен собрать. У меня несколько листов в тетрадке исписано расчётами!

2013-09-08 в 18:33 

Mary_zawa
stupid madoka, а вообще - я всё-таки не ошиблась с персонажем. У Фукумото тоже встречаются герои, отдалённо напоминающие Каору - хотя бы Исида-старший, отчасти Миёси. Да и если взять конец второго сезона аниме, где все половинщики согласились отдать часть денег, чтобы выкупить Исиду-младшего - могли же они послать Кайдзи на фиг и остаться с деньгами!.. Но добро неискоренимо, как и зло... В людях заложено природой какое-то чувство прекрасного, хотя у некорых оно гипертрофированное (Каору, да и сам Кайдзи).
Если рассматривать мой фик - Кайдзи находится посередине между жестокими Хёдо, Сабуро, Ямадой, Нацумэ и идеалистом Каору, который как-то задержался в детстве, и искренне верит, что должен жертвовать всем ради друзей. Каору просто повезло: жизнь его не побила, поэтому он такой "блаженный". И Кайдзи хотелось бы быть таким же светлым и неиспорченным, но он остро ощущает, что это невозможно в жестоком фукумотовском (а по сути - и нашем!) мире, а потому мучается, не зная, как балансировать между своими высокими моральными принципами и теми условиями, что диктуют обстоятельства...

2013-09-08 в 19:23 

stupid madoka
ненавижу пятницы.
Mary_zawa,
Рассчитывала, сколько примерно очков должно быть на каждой карточке, чтобы игра продолжалась столько-то ходов, кто какие комбинации должен собрать. У меня несколько листов в тетрадке исписано расчётами!
А без этого никак) точное описание требует прочной матчасти)
Насчёт Каору - пусть он такой, каким ты его создала, может, оно и к лучшему. Хэппи энд, все дела. Но мне показался он нереалистичным, что поделать, и я не могу сравнивать его с Исидой или Миёси или с теми парнями из шахт - те тоже стояли на краю пропасти, а Кайдзи проявил к ним доброту и участие, помог им, он их спаситель, так что тут вполне логично, что они признательны ему и чувствуют себя обязанными. А то, что они скинулись на Исиду-младшего - тут бы большинство среднестатистических людей согласилось. Пусть они и вложили свои средства в победу Кайдзи, но это ничтожная часть по сравнению с тем, что он для них выиграл, и в любом случае эти деньги бы им никак не помогли. Это Кайдзи рисковал своей жизнью для них, а они рисковали только в рамках своей доли, и не факт, что они стали бы рисковать ради Кайдзи или кого-то другого из этих людей, если бы на кону стояла их жизнь) Каору же Кайдзи ничем не обязан, скорее наоборот, это он спасает ему жизнь, при этом не вполне обоснованно рискуя своей собственной)
Хотя, если бы такие люди действительно существовали в природе... было бы, конечно, замечательно)

2014-09-03 в 18:30 

Оторва-сан
Новый вид: шиппер тандемов
Рассчитывала, сколько примерно очков должно быть на каждой карточке, чтобы игра продолжалась столько-то ходов, кто какие комбинации должен собрать. У меня несколько листов в тетрадке исписано расчётами!
Ничего себе! Я, конечно, догадывалась, что проработка игр была суровой, но чтоб настолько О_О *аплодисменты стоя*
Кстати на казнь Сабуро я бы тоже посмотрела, а лучше на то как этот Ямада будет прозибать в психушке... Ну да ладно, главное с Кайдзи всё в итоге хорошо =3

   

FUKUMOTO WORKS

главная